Галерея дельи Антики и Палаццо дель Джардино в Саббионете

Саббьонета

19.01.2015 в 16:09

. Путеводители называют Саббионету «городом призраков» или «Помпеями Ренессанса». Побывав там, я удивился, почему этот город не привлек к себе внимания английских романтиков: ведь там есть все, что они любят,— мрачная атмосфера и приправленная грехом аристократическая печаль. Шелли, Байрон и Браунинг нашли бы там вдохновение, а еще раньше Уолпол разглядел бы в его опустевших улицах и судьбе несчастного герцога отличное продолжение своего романа «Замок Отранто».

Из Мантуи я выехал ранним утром и, проехав около двадцати миль, посреди полей с сахарной свеклой, кукурузой, виноградниками и тутовыми деревьями увидел окруженный крепостными стенами город. Через сухой ров был переброшен мост. На красивых классических воротах надпись: «Vespasiano Dux» и дата — 1579. За исключением одной маленькой секции, составлявшей несколько ярдов, стены полностью сохранились. И стены эти были необычные. Город Саббионета находится внутри огромной крепости, имеющей форму звезды. Пять мощных каменных лучей-бастионов упираются в виноградники. За десять минут, что я простоял здесь, из великолепных ворот не выехала ни одна телега, ни один автобус или автомобиль. В город тоже никто не заехал. Не слышно мне было и городского шума. Перейдя через мост и миновав ворота, я увидел перед собой самое впечатляющее архитектурное творение. Образец Ренессанса — город, такой же прямоугольный в плане, как Нью-Йорк. Красивые улицы, колоннады, дворцы, площади и церкви, и при этом ни души. Оглянувшись на дворцы, окружавшие главную площадь, я увидел-таки одну женщину: она вешала на аристократическом балконе постельное белье, да еще под аркадой заметил спящего кота. Тишина миниатюрного города показалась мне оглушительной, и я подумал, как странно в наши дни быть единственным посетителем итальянского города. Поднялся по ступеням герцогского дворца — теперь он был городской ратушей,— но обнаружил, что здание закрыто на замок. Поджидая, пока кто-нибудь появится, я сел на террасе и постарался припомнить все, что мне было известно об этом месте и его строителе.

Звали его Веспасиано Гонзага, принадлежал он к младшей ветви семьи. Родился в 1531 году, в пятнадцатилетнем возрасте уехал учиться в Мадрид, ко двору короля Испании. Спустя годы, будучи командующим испанской армией, влюбился в Диану ди Кордона, женился на ней и вернулся с женой в Италию. Как выглядела в те дни Саббионета? Старинный замок, окруженный рвом с затхлой водой, да прилепившиеся к нему глинобитные домишки. Рассмотрев эту унылую картину, Веспасиано решил построить здесь идеальный город, место, где в тесном союзе могли бы жить художники и писатели, вместе с мудрым правителем. Итальянские принцы и до него строили и перестраивали города, но ни одному из них не пришло в голову спроектировать новый город. Веспасиано разработал первые планы, но был отозван в Испанию. В качестве главнокомандующего ему пришлось побывать в разных частях Европы. По возвращении он обнаружил, что жена была ему неверна. Поступил Веспасиано, как настоящий итальянец: убил супругу и ее любовника. Существует легенда, ничем, кроме бешеного темперамента Веспасиано, не подтвержденная, что он запер несчастную женщину в комнате вместе с трупом любовника, а сам каждый день приходил к ней с чашей отравленного вина и говорил одно только слово: bevi — пей. К концу третьего дня Диана схватила чашу и осушила ее. Фактом является лишь то, что, описывая смерть жены родственнику, Веспасиано заметил: «Бог неожиданно призвал к себе мою жену, прежде чем она успела вымолвить хотя бы одно слово».

Он уехал в Испанию, чтобы забыть о трагедии, и встретил там донну Анну Арагонскую, на которой и женился. Анна была родственницей ФилиппаII. У них родилась дочь, а затем и сын. Праздновать рождение сына они вернулись в Саббионету. Город за строительными лесами поднимался во всем своем витрувианском великолепии. Увлечение античностью стало в те времена повсеместным. Устроили празднество, во время которого шуты, наряженные языческими жрецами, привели к главной площади города волов, обвитых гирляндами из виноградных лоз и мирта. Здесь животных принесли в жертву, а жители устроили пиршество. Прошло три года, и в семье Веспасиано случилась трагедия: жена впала в глубокую меланхолию и стала жить одна, отказываясь видеть мужа и двух маленьких детей. Примерно через год она умерла. Веспасиано снова вернулся в Испанию, где ФилиппII назначил его наместником Наварры, а позднее и Валенсии. Здесь его страсть к строительству приняла военную направленность и вдохновила на постройку в Картахене фортификационных сооружений и массивных бастионов, похожих на те, что в Саббионете, и которые до сих пор можно увидеть в Памплоне.

В сорок семь лет он вернулся в Саббионету. Город к тому времени был почти закончен, и крестьян из окрестностей заставили туда переселиться, что страшно им не нравилось: не интересовали их пилястры и архитравы, старины им хватало в обычаях и сказках. Каждый вечер вергилиевские телеги с впряженными в них волами въезжали, громыхая, в городские ворота, и мечта архитектора, казалось, стала явью. Судьба, однако, преподнесла еще одну трагедию. Сыну и наследнику Веспасиано было пятнадцать лет. Как-то раз отец упрекнул сына за то, что тот поприветствовал его без должного почтения. Луиджи нагрубил, и отец пнул его ногой в пах. Оба были верхом. Удар оказался таким сильным, что вызвал осложнение, в результате которого мальчик умер. Веспасиано старался заглушить горе работой и продолжал строительство. В городе появились новые здания. Веспасиано женился в третий раз, и судьба подарила ему недолгую передышку. ФилиппII был весьма высокого мнения о Веспасиано и даже наградил его орденом Золотого руна. Последние годы Веспасиано прошли на лесах в беседах с архитекторами, художниками, печатниками и дизайнерами монет. В шестидесятилетнем возрасте ему сделали трепанацию черепа. Однажды, сидя в постели, он сказал: «Я излечился», после чего упал и умер.

Пока я размышлял о судьбе Веспасиано, по боковой улице шел старик. В ответ на мою просьбу он поднялся по ступеням и стал барабанить кулаком по двери ратуши. Вскоре послышались шаги. Казалось, то идет старый слон. Дверь чуть-чуть приоткрылась. В образовавшуюся щель я увидел еще одного старика в войлочных тапках. Сначала он смотрел на нас в недоумении, а потом с удовольствием, словно престарелый слуга, потерявший было надежду дождаться возвращения своего господина. Мы вошли и поднялись по изношенной мраморной лестнице, и я увидел опечалившую меня картину. Великолепный дворец Веспасиано, с его позолоченными потолками, тонкими перегородками и дверями из мореного дуба расчленен был на муниципальные конторы. Изображенные на медальонах аристократы смотрели на объявления с расценками за электричество и прочие услуги. В одном из залов стояли четыре отличные деревянные статуи, изготовленные в натуральную величину, частично окрашенные и позолоченные. Изображали они герцогов Саббионеты, в воинском облачении, на боевых конях. Вид у них был гордый, похоже, стрекот пишущих машинок они воспринимали как заслуженные аплодисменты своего народа. Когда-то таких всадников было здесь двадцать, сейчас же осталось лишь четыре: ЛодовикоII — это тот Гонзага, который изображен на фреске в супружеской комнате замка Мантуи; его сын, Джанфранческо, родоначальник ветви Саббионеты; Луиджи — он в свое время помог папе КлиментуVII бежать во время нападения на Рим; и Веспасиано, строитель Саббионеты. На мой взгляд, четыре всадника великолепны, и сидят они на лошадях, которые не уступят коням всадника Коллеони в Венеции и Гаттамелате в Падуе. Эти превосходные жеребцы с поднятыми передними ногами находятся в ряду менее известных сокровищ Ломбардии. Один чиновник сообщил мне, что изваял их венецианский скульптор в стиле Лоренцо Брегно. Выглянув в окно, я заметил в герцогском саду в зарослях чертополоха и кустов неработающий фонтан с чашей в форме дыни. Старик грелся на солнышке, женщина вешала белье, собака копошилась в пыли. Вот и все, что осталось от огороженного сада, где, подобно Гамлету, Веспасиано предавался грустным своим размышлениям.

Меня спросили, не хочу ли я увидеть театр Скамоцци, одну из интереснейших достопримечательностей Саббионеты. В сопровождении старика я пошел по городу. Тщательно спланированные улицы не давали глазу устать, и я представил, как Веспасиано говорит своим архитекторам: «Думаю, в конце улицы следует поставить церковь». На перекрестке улицы Веспасиано Гонзага и виа дель Театро, откуда можно выйти на центральную площадь, и стоял этот театр, названный так же, как и его прародитель в Виченце,— театр Олимпико. Мы раздобыли ключи и вошли в здание. Внутри шли строительные работы: реконструировали сцену и просцениум. Возле лесов — кирпичи, мешки с песком и цементом, зато великолепный маленький зрительный зал в полной неприкосновенности. Да, это настоящая жемчужина! Партер, рассчитанный на сто зрителей, пять полукруглых ярусов с жесткими деревянными скамейками. Двенадцать коринфских колонн, объединенных балюстрадой, повторяют изгиб зрительного зала и поддерживают антаблемент с двенадцатью богами и богинями. Стена за колоннами покрыта очаровательными фресками. В классических нишах — фигуры римских императоров, а над ними — терраса с придворными, одежду которых я бы отнес к эпохе Елизаветы или ЯковаI. Изображенная на фреске публика, включающая, как я заметил, и очень внимательную и критически настроенную собаку, снисходительно улыбаясь, смотрит на сцену вот уже три с половиной столетия.

Этот маленький театр — полная противоположность знаменитому театру Палладио. Там наибольший интерес вызывает сцена с изумительной перспективой, а здесь — интереснее зрительный зал. Я задумался, можно ли где-нибудь еще увидеть частный герцогский театр этой эпохи в таком же отличном состоянии? Мне показалось, что я совсем рядом с таинственной воображаемой публикой. И представил себе ее в парче, жемчугах, накрахмаленных воротниках… Все пришли вместе с герцогом в маленький театр, вот они смеются и болтают под коринфскими колоннами, притворяясь, будто не знают друг друга. Так и сейчас ведут себя жители маленьких гарнизонных городков. Старик ничего не знал об истории этого здания, хотя и смотрел здесь много лет назад спектакль незадолго до того, как обрушилась сцена. Мне мало что удалось узнать о театре, за исключением того, что он был последним даром Веспасиано своему городу. Как только Скамоцци закончил театр Олимпико в Виченце, он по просьбе герцога отправился в Саббионету и, начав здесь строительство в 1588 году, через два года его завершил.

Читайте также  Валенсия - Теруэль: как добраться

Мой гид привел меня в другой герцогский дворец — палаццо дель Джардино. Находится он в нескольких минутах ходьбы от главной площади. Здесь в длинной галерее из красивого красного кирпича Веспасиано поместил свою коллекцию древнегреческих и древнеримских антиков. Стены с металлическими скобами для факелов до сих пор крепкие, как и большинство стен в Саббионете. Внутри дворец сильно пострадал, хотя потолки замечательные, сохранились сотни квадратных ярдов фресок с аллегорическими изображениями. Вот здесь Дафна превращается в дерево, а там Икар падает на землю, неподалеку Фаэтон, не справившись с конями Гелиоса, доказывает закон земного притяжения. А вот очаровательная маленькая зала, посвященная «Энеиде»: мы видим Лаокоона, Троянского коня, бегство троянцев и другие эпизоды. И во всем дворце ни звука, разве только стукнет дверь или захлопает крыльями птица, влетевшая в окно со сломанной рамой. Здание было воздвигнуто в 1584 году — время, когда Елизавета Английская пробыла на троне уже двадцать шесть лет и была еще жива Мария Стюарт, Непобедимой армаде осталось до поражения четыре года, а о двадцатилетнем Шекспире никто еще не слышал. Такого элегантного и стильного здания Англии пришлось ждать еще пятьдесят лет: тогда Иниго Джонс построил банкетный зал Уайтхолльского дворца. В сельской местности Англии не видели ничего подобного до XVIII века, эпохи Берлингтона и Кента.

Мы пришли в церковь Коронации и увидели самое главное в Саббионете — гробницу ее строителя. Останки Веспасиано покоятся в саркофаге из мрамора в классической нише. Правая рука вытянута вперед, и, возможно, жест этот должен был выражать приказ, но ни у одного генерала не было, пожалуй, такого горестного выражения лица. Горестное лицо превращает его жест в выражение сочувствия, словно бы он облегчает страдания грешника. Тот, кто взглянет на этого несчастливого великодушного человека, почувствует: Веспасиано — жертва судьбы. Перед вами город, причиной появления которого стало горе его основателя. «Единственное мое развлечение,— сказал он однажды другу,— это возводить новые стены и давать жизнь чему-то неодушевленному, раз уж собственную душу оживить не удается». Я, кажется, вижу, отчего эта мрачная поза, эта устало склоненная голова с жесткими кудрями кажется мне знакомой. Ну конечно, Байрон! Поразительно, что и поэт, насколько я знаю, не нашел другого человека, чья меланхолия совпадала бы с его собственным мироощущением.

Я попрощался со стариком, а в Мантую вернулся уже в сумерки. Проснулся среди ночи и все думал о Саббионете и странном ее основателе. Вспомнил его в темноте старого дворца, горделиво сидящего на коне и в то же время такого трогательного. Потом представлял его в темной церкви отпускающим грехи заблудшим душам.

3 средневековых города Ломбардии: Саббьонета, Ловере и Бьенно

Кстати, 2017-й объявлен «Годом боргов Италии» — чем не повод прикоснуться к живой истории и культуре регионов этой страны? Мы выбрали для вас три самых интересных средневековых города Ломбардии.

Саббьонета

Саббьонета – необычный городок в провинции Мантуя, внесённый во Всемирный список культурного наследия ЮНЕСКО в 2008 году.

Идея постройки принадлежала Веспасиану Гонзага Колонне, взявшему за образец древнеримский город с учётом современных эпохе Возрождения представлений об идеальном градостроительстве.

Саббьонета расположена в нескольких километрах от реки По. Объектом ЮНЕСКО она стала вполне заслуженно: здесь много памятников, его улицы подобны шахматной доске, а периметр стен образует шестиконечную звезду.

Войдём в город через Порта Виттория: фасад ворот украшен мрамором и кирпичной кладкой, а совсем рядом находится церковь Инкороната XVI века. Пьяцца Дукале, главная площадь города, — это идеальная точка обзора, чтобы оценить выверенные пропорции Саббьонеты. С юга площадь ограничена портиком, завершающимся на западе палаццетто дель Каваледжеро, а на севере – церковью Ассунта. Также на площадь выходят палаццо делла Раджоне, старинная резиденция муниципалитета и помощника герцога, а также палаццо Дукале, дворец самого герцога, средоточие политической и общественной жизни маленького государства Саббьонета.

На площади Сан-Рокко загляните в синагогу и одноимённую церковь XVIII века с фресками Джованни Морини. Пройдя пьяццу Дукале, оказываешься у театра «Аль Антика». Не забудьте также побывать в палаццо Джардино, пригородной вилле, где герцог любил уединяться для чтения, наук и отдыха от государственных забот. С двух сторон от Порта Империале («Императорских ворот») находятся палаццо Форти и церковь дель Кармине. За пределами города различимы руины крепости, конфигурация стен которой напоминала звезду неправильной формы. Крепость по периметру огибает тропинка.

Ловере

Городок Ловере в провинции Бергамо зажат между горами и озером Изео. Местность, где он построен, напоминает большой амфитеатр.

Поднявшись от портовой площади через квартал Беккарие, оказываешься на площади Виктора-Эммануила II, в самом центре города, возле башни со старинными часами. На площади, на которую выходят великолепные дома, сливаются воедино три улочки средневекового квартала, атмосфера и дома которых сохранили своё очарование до наших дней. Поднявшись ещё выше, достигаешь церкви Сан-Джоржо, где собрана целая коллекция произведений искусства.

Стоит посетить галерею Академии изящных искусств Тадини, расположенную в великолепном палаццо в неоклассическом стиле. Здесь выставлены несколько произведений Антонио Кановы, а также картины Якопо Беллини, Джандоменико Тьеполо, Франческо Айеца, недавно появился раздел современного искусства. Много красивых палаццо находятся на набережной озера. Базилика Санта-Мария-ин-Вальвендра 1473 года высится в Борго Ринашиментале. Её классические формы с небольшим венецианским влиянием типичны для ломбардского Ренессанса. Внутри базилики осмотрите большой алтарь, украшенный мрамором и скульптурами.

Бьенно

Старинный Бьенно в Валькамонике – это шедевр средневековой архитектуры. Прогулка по его улочкам, застроенным домами разных эпох, напоминает путешествие на машине времени.

Джулио Романо — Фреска «Зевс и Олимпиада», или «Зачатие Александра Македонского» — Палаццо дель Те — Мантуя

Олимпиада (около 375-316 годы до н. э.) — эпирская царевна, жена македонского царя Филиппа II и мать Александра Македонского.

Джулио Романо (Giulio Romano), собственно Джулио Пиппи (Giulio Pippi), (1492, Рим — 1546, Мантуя), — итальянский живописец и архитектор, наиболее значительный из учеников Рафаэля, один из зачинателей и наиболее самобытных представителей искусства маньеризма. Работал преимущественно в Риме, но его наиболее оригинальная работа находится в Мантуе — это Палаццо дель Те.

Тициан Вечеллио (1480/85-1576) — Портрет Джулио Романо

Джулио Романо помогал своему учителю в его капитальных работах, а именно в украшении ватиканских станц Элиодора и дель-Инчендио, исполнил некоторые фрески в Фарнезине и начал строить, по проекту Рафаэля, виллу Мадама. Самостоятельная деятельность Джулио Романо началась лишь после смерти Рафаэля, когда ему было поручено довести до конца начатые его учителем работы, как, например, роспись залы Константина в Ватикане (битва Константина).

Джулио Романо — Фреска «Битва у Мульвийского моста» — Зал Константина — Ватикан

В этот римский период его деятельности им были написаны также фрески мифологического содержания в виллах Ланте и Мадама и несколько алтарных образов.

Манерность, склонность к рискованным и неестественным позам и к преувеличению особенно ярко выказываются в работах Джулио Романо, исполненных в Мантуе, куда он был приглашён герцогом Федерико Гонзага.

Главным трудом Романо в этом городе была роспись построенного по его проекту Палаццо дель Те. Архитектура Палаццо-дель-Те является выразительным примером стиля эпохи маньеризма. Исполненную для этого палаццо колоссальную фреску «Низвержение Гигантов» (1532-1534) можно считать самым характерным образцом работ Джулио Романо за этот второй период его деятельности.

Джулио Романо — Фреска «Гигантомахия» на одной из стен зала Гигантов — Палаццо дель Те — Мантуя
Гигантомахия — битва олимпийских богов с гигантами, произошедшая на Флегрейских полях

В России, в ГМИИ им. Пушкина, из работ Дж. Романо имеется портрет, предположительно Рафаэлевой возлюбленной Форнарины. В коллекции Государственного Эрмитажа в Санкт-Петербурге есть полотно Джулио Романо «Любовная сцена», датируемое 1524-1525 годами.

Читайте также  Где в Ялте отели с парковкой

Джулио Романо — Форнарина — ГМИИ имени Пушкина

Палаццо дель Те — Мантуя

Палаццо дель Те, или Палаццо Те, — загородная вилла мантуанского маркиза Федерико II Гонзага в болотистой местности, окружающей Мантую. Построено за 18 месяцев в 1524-1525 годах по проекту Джулио Романо. Затем на протяжении десяти лет расписывалась самим Романо и его учениками. Представляет собой яркий образчик искусства маньеризма. Официальное название здания — Palazzo Te, так же его чаще всего называют и в Италии. Однако это имя, возможно, дворец получил относительно недавно. Вазари называет его Palazzo del T (произносится как «Те»), и англоговорящие авторы продолжили называть постройку Palazzo del Te.

Правившее Мантуей семейство Гонзага было известно как коннозаводчики, которые поставляли скакунов для дворов Европы. На месте нынешнего палаццо в начале XVI века находился конный завод. Второй страстью Гонзага было искусство. Мать Федерико, Изабелла д’Эсте, прославилась покровительством величайшим художникам своего времени, включая Леонардо да Винчи.

В 1524 году Федерико Гонзага задумал выстроить рядом с конюшнями непритязательное здание, где бы он мог проводить своё свободное время в обществе немногих близких друзей и подруг. Для осуществления замысла из Рима был приглашён любимый ученик Рафаэля — Джулио Романо.

Палаццо дель Те

Здание представляет из себя квадратную постройку, внутри которой находится обрамленный колоннадой сад. Расположение в пригороде позволило совместить в здании черты дворца и виллы. На внешних рустованных фасадах расположены пилястры, расположение окон указывает на то, что бельэтаж находится на первом этаже, а не на втором. В восточном фасаде расположена лоджия. Фасады здания только кажутся симметричными, расстояние между колоннами не совпадает, в центре северного и южного фасадов находятся арки без портика или фронтона, ведущие во внутренний двор (cortile). Туда же выходят несколько окон. Стены двора украшены колоннами, нишами и слепыми окнами, в некоторых местах штукатурка оставлена невыровненной (эффект spezzato), что оживляет поверхность, придаёт ей глубину.

Искусственный грот, в котором совершались омовения герцога и его любимцев

Главные росписи палаццо дель Те расположены в трёх залах. В зале Психеи посетитель попадает в обстановку олимпийского пира богов. В зале Коней его окружают стилизованные изображения любимых рысаков герцога (в 1530 году Карл V Габсбург, посещая палаццо дель Те, дал хозяину право именовать себя герцогом).

Нарастающее напряжение достигает своей кульминации в зале Гигантов, своды которой покрывает самая знаменитая фреска маньеризма — гиганты штурмуют Олимп, на их нагие тела обрушиваются глыбы камня и колонны, а плафон прорывается ввысь (фреска «Гигантомахия»).

Джулио Романо — Фреска «Бракосочетание Амура и Психеи» — Палаццо дель Те — Мантуя

Плафонная живопись зала Гигантов — Палаццо дель Те — Мантуя

В 1630 году Мантуя была разорена австрийцами, которые вывезли в качестве трофеев всё содержимое дворца. Оставленный хозяевами, дворец долгое время пустовал, и лишь недавно в его стенах разместили экспозицию искусства Древнего Междуречья.

Италия 8, день 2, часть 2: Мантуя (Palazzo Ducale)

Туда-то мы и направились первым делом, пока в «комнату новобрачных» (Camera degli Sposi, wiki) не набежали туристы. Впрочем, туристы, конечно, набежали. и в какой-то момент даже образовалась пробка. Но поначалу все было вполне прилично.

«Комната новобрачных» известна прежде всего не самими новобрачными (мало кто даже знает, о ком идет речь: вроде бы, была тут какая-то свадьба, но какая — кто теперь разберет?). На самом деле никаких новобрачных и не существовало, а комната 8 на 8 метров в башне, куда ведет винтовой пандус, служила спальней герцогу Лудовико Гонзага, покровителю Мантеньи. Считается, что художник расписывал ее около 10 лет и создал на плоском потолке идеальную иллюзию пространства и перспективы, учтя все особенности освещения. И первое, на что обращаешь внимание внимание — окулюс, дающий ощущение купола с отверстием, как в римском Пантеоне (аналогичные, но более поздние окулюсы есть, например, местной базилике Сант-Андреа и в Ферраре).

Собравшиеся как бы смотрят на зрителя сверху вниз.

Хотя некоторые, судя по всему, больше заняты флиртом с представителями расового меньшинства.

. а кое-кто и вовсе повернулся. гм. задом.

Плафон окружают медальоны с портретами римских императоров (честно говоря, они тут смотрятся чужеродно, но, видимо, таково было пожелание заказчика): Юлий Цезарь (хотя он и не император), Октавиан Август, Тиберий и т.д. Еще раз: они нарисованы! Почти неразличимы среди золота и орнаментов сцены из мифов о Геракле и Орфее.

Две стены были закрыты шторами из кордовской кожи (сейчас их имитирует роспись).

Две другие, предположительно лучше всего видные с постели, занимают сюжетные фрески. «Двор» изображает семейство Гонзага (Лудовико, его жену Барбару Бранденбургскую и сыновей с женами и детьми).

Секретарь (скорее всего, Марсилио Андреаси) сообщает Путину герцогу какое-то важное известие — вероятно, об избрании его второго сына, Франческо Гонзага, кардиналом (1461 г.). Младшая дочь, Паола, даже в такой торжественный момент не прочь перекусить.

Придворные кавалеры общаются, как было тогда принято, на лестнице, чтобы не отвлекать герцога.

Рядом с Барбарой — любимая карлица.

Вторая фреска — «Встреча»: справа Лудовико Гонзага приветствует своего сына-кардинала, приехавшего поучаствовать в закладке церкви Сант-Андреа (Мантенья был в свите кардинала).

. слева слуги готовят лошадей и собак к охоте.

Маленькая девочка доверчиво берет мать или старшую сестру за руку.

На заднем плане — неизвестный город (точно не Мантуя).

. фантастические замки (один еще в процессе строительства — вероятно имелось в виду что-то конкретное).

. и некая башня, отчасти напоминающая изображения мавзолея в Галикарнасе.

Все это венчают ангелочки-путти, которые, отодвинув занавес, демонстрируют доску с подарочной надписью: «Сиятельному Лодовико, второму маркизу Мантуанскому, государю превосходнейшему и в вере непоколебимейшему, и сиятельной Барбаре, его супруге, женщине несравненной славы, их Андреа Мантенья, падуанец, закончил это скромное произведение в их честь в 1474 году».

В соседних залах (или, правильнее, комнатах) располагается коллекция живописи Романо Фредди: портреты Гонзага и некоторое количество религиозных сюжетов.

«Мистическое обручение Св. Екатерины».

«Ангелы собирают кровь Христову» (в базилике Сант-Андреа хранится сосуд с ней).

. а также немного керамики.

Потолки весьма средненько расписаны гротесками и мифологическими сюжетами.

А вот в залы с росписями Джулио Романо ходят по блату только с экскурсией, поэтому нас туда не пустили в категорической форме. Как и в этот чудесный полосатый зальчик, заканчивающийся окном (думаю, в прошлом «норманнский туалет»).

Базилика Св. Варвары с захоронениями Гонзага, достаточно скромная, хотя и стильная снаружи, оказалась чудовищным барочным новоделом внутри.

Corte Vecchia («Старый дворцовый корпус») с остатком незаконченных фресок Пизанелло и его же синопиями был закрыт (как утверждает сайт музея, открылся он ровно через неделю, но только во второй половине дня). Жаль, было бы интересно посмотреть: именно здесь жили при герцогском дворе Леонардо, Донателло, Мантенья, Леон Батиста Альберти. Corte Nuova («Новый корпус»), пристроенный в 1536 г. Джулио Романо, частично на реставрации (совершенно закрыт вид из окон на сад и часть наиболее важных апартаментов), но мы туда все-таки сходили.
Начинается он восходящим коридором, напоминающим о флорентийском Палаццо Веккьо.

В окошко виден переход в другую часть здания.

Там, в скромном зальчике, прячутся портреты родственников Гонзага (все бликует, снимать невозможно, но некоторые особенно хороши).

Выйдя из коридора, мы попадаем в анфиладу приемных залов с кессонированными потолками, довольно традиционных в архитектуре барокко, но именно в виде анфилады в эпоху Высокого Возрождения встречающихся редко.

В следующем зале, описания которого я нигде не нашел, собрались священники и ландскнехты.

Детали и вооружение изображены довольно подробно и со знанием дела.

На соседней стене — такого же размера нарисованный занавес (видимо, что-то имелось в виду, но мы об этом вряд ли узнаем).

Его окружают аллегорические фигуры (вероятно, континенты) и бюсты герцогов Гонзага в рыцарских доспехах.

Наконец, последний зал в этой анфиладе (вход в который запрещен) барочно украшен в венецианском стиле.

. и некогда содержал 8 полотен Тинторетто (сейчас осталось два — и плафон под вопросом), посвященных успехам Гонзага: «Франческо II Гонзага в битве при Таро».

. и «Император Сигизмунд коронует Джанфранческо Гонзага I маркизом Мантуанским».

За занавеской, куда, вроде бы, без особого приглашения и не сунешься, начинается «Выставочная галерея» (Galleria della Mostra) с археологической коллекцией — фактически лапидарий. Учитывая бедность местного археологического музея. очень даже имеет смысл сходить.

«Зачем ты разбила мою гитару?»

Поразительно, насколько греки и римляне даже позднего периода точно воспроизводили окружающий мир.

Вот, к примеру, «12 подвигов Геракла» — редкий пример римской симультанности.

. и парная к нему «История Медеи».

Поразительное лицо главной героини, улетающей на драконе.

«Битва с амазонками» — обратите внимание на детали.

И над всем этим — росписи ученика Джулио Романо, Луки ди Фаэнца, на троянскую тему. Разве можно сравнивать?

Просто смех, во что превратилось искусство после XVI века!

Дворец между двух площадей: Палаццо делла Раджоне (Palazzo Della Ragione) в Падуе

В чем состоит необычность дворца правосудия многие из туристов понимают, лишь зайдя в главный (и единственный) зал палаццо. Только внутри они начинают осознавать всю грандиозность и монументальность замысла его творцов.

История строительства

Palazzo della Ragione ведет свою историю с начала XII века, а именно с 1172 года, когда на месте здания бывшего падуанского муниципалитета началось строительство Палаццо делла Раджоне для проведения заседаний городского суда.

Свой нынешний вид дворец приобрел в XV веке, когда здание было несколько реконструировано. Переделками занимался архитектор Джованни дельи Эремитани: он внес изменения в первоначальный проект, достроив верхний этаж и изменив форму и вид крыши.

Читайте также  Базилика Сан Клементе аль Латерано

Честь расписать фресками потолок и главный зал дворца досталась мастеру Джотто ди Бондоне. К сожалению, этими фресками жители Падуи любовались недолго: начавшийся в 1420 году в помещениях палаццо пожар уничтожил бесценные творения мастера.

Потолочные росписи, выполненные Джотто, тоже, к сожалению, не сохранились. Ранее потолок представлял собой ночное небо с семью тысячами звезд.

Позже к нему присоединились другие мастера из мастерской астролога Пьетро Д’Абано; работы по росписи зала продолжались вплоть до 1440 года. Всего за это время было создано 333 фрески, изображающие месяцы года и все, что с ними связано – божества этих месяцев, сезонные полевые работы и зодиакальные знаки.

Помимо этой тематики часть фресок посвящена библейской тематике и бытовым сюжетам (война, любовь, быт, развлечения). Часть фресок принадлежит авторству Стефано Феррара (XV век), Доменико Кампаньола (XVI век), Якопо ди Монаньяна (XVI век).

Но далеко не всем работам суждено было дожить до наших дней: бушующий в 1756 году ураган сорвал крышу в виде корабля и уничтожил большую часть фресок.

На страницах нашего сайта вы также узнаете о замечательном городе Италии — Ольбия! Описание достопримечательностей, пляжей и отелей найдете в специальном обзоре.

В следующей статье расскажем о лучших отелях Римини, а также вы сможете почитать отзывы туристов об отдыхе в этом популярном курортном городе.

А вы слышали о знаменитой Площади Чудес, которая находится в Пизе? Описание этой достопримечательности и некоторые интересные факты о ней ищите тут: https://expertitaly.ru/dostoprimechatelnosti/piza/krasivye-mesta.html.

Описание достопримечательности

Дворцы с таким названием есть практически в каждом итальянском городе, ведь в переводе с итальянского «Ragione» можно трактовать как «правосудие». То есть, Палаццо делла Раджоне есть не что иное, как Дворец правосудия. Его еще называли «Дворец разума», подразумевая, что правосудие есть разумное и честное.

Здание находится посередине между двумя площадями – Пьяцца делла Эрбе и Пьяцца деи Сеньории. Фасад здания, выходящий на первую площадь, выполнен в неоклассическом стиле – такое оформление он получил после реставрационных работ в XIX веке. А вот фасад здания, обращенный к площади Синьории, выполнен в духе Ренессанса.

По углам здания высятся 4 башни: в Средние века они выполняли роль сторожевых и оборонительных башен. Одна из этих башен – Ламберти – очень долго оставалась самым высоким зданием в Падуе.

По периметру здание окружено тремя ярусами террас.

Снаружи Палаццо делла Раджоне ничем не отличается от подобных дворцов в Падуе: стены, пролеты, арки… Но если заглянуть внутрь, то сразу становится понятным, что дворец неординарный. В нем – всего одно помещение, одна огромная комната. Зал является самым большим по величине во всей Европе: длина зала составляет более 80 метров, шириной он 27 метров, и столько же в высоту.

Отличие этого зала от других больших помещений в том, что своды не поддерживаются никакими колоннами и опорами. Кстати, до пожара в 1420 году в помещении было несколько вертикальных опор, которые визуально делили пространство на 3 зала, но во время реконструкции архитектор Бартоломео Риццо заявил — опор и колонн больше не будет, превратив таким образом помещение в один огромнейший зал.

Среди достопримечательностей палаццо:

    деревянная скульптура коня («Троянский конь»), выполненная в 1466 году и являющаяся копией скульптуры Гаттамелаты – одного из правителей Падуи, Эразмо де Нарни (авторство копии принадлежит мастеру Агостино Ринальди).

Оригинал статуи был изготовлен архитектором Донателло. Ранее скульптура использовалась во время городских празднеств. В XIX веке семейство Каподилиста, являющееся владельцами скульптуры, передало ее городу, после чего она была торжественно размещена во Дворце Правосудия.

Камень Бесчестия (или же – Камень позора). Любопытный свидетель далеких веков. Появился камень в конце XIII века. Долговых ям тогда уже не было, и осужденный за банкротство был вынужден каяться перед всеми горожанами, собравшимися в стенах Дворца правосудия. При этом должник должен был практически голым сидеть на камне, а после церемонии навсегда покинуть Падую.

Маятник Фуко. Установлен над Камнем Бесчестия. Благодаря итальянскому солнцу маятник до сих пор точен в исчислении времени.

Находится Palazzo della Ragione прямо посередине огромной рыночной площади, словно деля ее пополам. По одну сторону палаццо расположен Рынок Фруктов, по другую – Рынок трав. Самое любопытное, что сия картина не меняется с XII века!

Время работы, стоимость билетов

Palazzo della Ragione открыт для посещений с 9 часов утра до 18.30, по понедельникам – выходной день.

Попасть внутрь дворца возможно лишь в составе организованной экскурсии, а по вторникам, четвергам и субботам появляется дополнительная возможность попасть с экскурсией еще и в подземные помещения дворца.

Дни, когда палаццо закрыто – 1 января, 1 мая, 24-25 декабря – дни национальных праздников.

Взглянуть на Палаццо Делле Паджоре своими глазами, вы сможете, посмотрев следующий видеоролик:

Билет для взрослого человека стоит 6 евро, для ребенка стоимость билетов снижена до 2 евро.

На нашем сайте вы узнаете о курортном городке Италии — Джардини Наксос, который находится на солнечном острове Сицилия!

А какая бывает погода на Сицилии в мае? Все об отдыхе в красивейшем уголке Италии читайте в следующем материале.

Путешествуя по Италии, советуем посетить Сказочный город Сиракузы. Информацию о его достопримечательностях и фото красивейших мест найдете в этой статье.

Где находится, как добраться

Дворец расположен по адресу: Piazza delle Erbe, 35100, Padova

Контактный телефон: +39 (049) 8205006

Добраться до дворца можно на скоростном трамвае (остановка «Tito Livio»).

Влюблённый Полифем

след. статья >>

1597 — 1602 гг., фреска, Палаццо Фарнезе, Рим, Италия

[ женская и мужская эротика в фресках Караччи ]

художник: Аннибале Караччи (Италия)

Панель «Влюблённый Полифем» изображает охваченного огнём любви циклопа, пытающегося соблазнить морскую нимфу игрой на флейте.

КАРРАЧЧИ (Carracci), семья итальянских живописцев: Лодовико (Lodovico, 1555–1619) и его двоюродные братья, Агостино (Agostino, 1557–1602) и Аннибале (Annibale, 1560–1609). Братья Карраччи были основателями болонской «Академии вступивших на правильный путь» (основана ок. 1585). Братья Карраччи изучали произведения Рафаэля, Корреджо и венецианских мастеров 16 в. Они практиковали тщательное изучение натуры, основ рисунка и композиции, стремились вернуться к принципам ренессансной живописи.

Лодовико был сторонником Контрреформации и создателем стиля барокко, для которого характерны сильные световые и цветовые акценты, контрастная светотеневая моделировка и бурное движение, направленное в глубь пространства картины. Некоторые из произведений Лодовико Карраччи, такие, как Обращение Савла (1587–1588), Преображение (1595–1596) и Мученичество св. Урсулы (1592; все три картины находятся в Пинакотеке Болоньи), выполнены в очень крупном масштабе. Одна из самых известных работ Лодовико – алтарный образ Мадонна дельи Скальци (ок. 1588, Болонья, Пинакотека). На нем изображены св. Иероним и св. Франциск, поклоняющиеся Богоматери, стоящей на месяце, – видение, исполненное человеческой теплоты и искренности.

В Академии братьев Карраччи лекции по перспективе, архитектуре, анатомии, истории и мифологии читал Агостино; Аннибале давал уроки рисунка и живописи, Лодовико принадлежало общее руководство. Программа преподавания в Академии стала образцом для художественных учебных заведений на многие годы. Лодовико Карраччи оставался главой Болонской Академии до конца жизни. Среди его учеников были Гвидо Рени и Доменикино. Умер Лодовико Карраччи в Болонье 13 ноября 1619.

В 1595 Аннибале Карраччи был приглашен в Рим для украшения палаццо кардинала Одоардо Фарнезе; позднее к нему присоединился Агостино. Интеллектуальный лидер школы, Агостино Карраччи был не только прекрасным живописцем и гравером, но занимался также поэзией и философией. Одно из лучших его произведений, Последнее причастие св. Иеронима (1591–1593, Болонья, Пинакотека), послужило источником вдохновения для алтарных картин Доменикино и Рубенса. Из Рима Агостино уехал в Парму, где и умер в 1602, не закончив росписи палаццо дель Джардино.

«Классическая» ветвь барокко, которая стала главным течением в живописи 17 в. в Риме, была создана Аннибале Карраччи. В 1585 Аннибале вместе с Агостино посетил Парму и Венецию. С этого времени в его произведениях чувствуется влияние Корреджо, Тициана и Веронезе. В его живописи классические тенденции, уравновешенность, ясность и четкость форм с самого начала сочетались с экспрессивностью живописной манеры и венецианским колоритом. Такие его алтарные композиции, как Пьета со святыми (1585, Парма, Национальная галерея), Мадонна со св. Лукой (1592, Лувр) и Мадонна с евангелистом Матфеем (1588, Дрезден, Картинная галерея), следуют живописным традициям Ренессанса, обладают монументальностью, и большой силой художественного воздействия. По приезде в Рим Аннибале Карраччи удалось соединить в своем творчестве североитальянские и венецианские традиции с местным классицизмом. Одно из самых замечательных его произведений – фрески галереи палаццо Фарнезе стали образцом украшения дворцовой постройки для мастеров следующего столетия. В них Аннибале преобразил классический мир Ренессанса при помощи яркого и свежего языка барокко, предвосхищая работы Рубенса и Бернини. Росписи палаццо Фарнезе продолжают линию, идущую от ватиканских станц Рафаэля и Сикстинской капеллы Микеланджело, но уже в иной стилистике, давшей имя новой эпохе – барокко.

Помимо великолепных фресок палаццо Фарнезе, Аннибале Карраччи писал произведения на религиозные сюжеты, среди которых Пьета (1603–1607, Лувр, и 1599–1600, Неаполь), монументальный алтарный образ Вознесение Богоматери для церкви Санта Мария дель Пополо в Риме (1601), портреты и жанровые сцены, а также первые классические пейзажи со стаффажными фигурками. Кроме того, он оставил большое количество подготовительных набросков и рисунков. Умер Аннибале Карраччи в Риме 15 июля 1609.