Эспланада Шарля де Голля

Площадь Шарля де Голля — Place Charles de Gaulle

Площадь Шарля де Голля

длина 240 м (790 футов)
ширина 240 м (790 футов)
Arrondissement Восьмой , шестнадцатый , семнадцатый
четверть Елисейские поля, Фобур дю Roule, Шайо, Терн.
Координаты 48 ° 52’26 «N 2 ° 17’41» в.д.  /  48,87389 ° N 2,29472 ° E  / 48,87389; 2,29472 Координаты: 48 ° 52’26 «N 2 ° 17’41» в.д.  /  48,87389 ° N 2,29472 ° E  / 48,87389; 2,29472
строительство
завершение 1670
деноминация 13 ноября 1970

Место Шарль де Голль , исторически известное как Этуаль ( произносится [плас də letwal] ), является крупным транспортным узлом в Париже , Франция , место встречи двенадцати прямых аллей (отсюда его исторического названия, которое переводится как «Площадь Звезды») , включая Елисейских полей . Он был переименован в 1970 году после смерти генерала и президента Шарля де Голля . Она до сих пор часто называют его оригинальным именем, а рядом станция метро сохраняет обозначение Шарль де Голль — Этуаль .

Париж Топор Исторического ( «историческая ось») прорезает Триумфальная арка , которая стоит в центре площади Шарля де Голля.

содержание

история

Оригинальное название этой области был Батт Шайо ( «Шайо насыпь», названной в честь местности). В то время это была точка схождения нескольких охотничьих троп. Маркиза де Мариньи построил монументальные, выполненные дорожные работы в 1777 году, на насыпи , когда он был устанавливающим плантации вдоль Елисейских полей . Эта работа включала прокладывает дороги в виде звезды, как она существует до сих пор. Узел стал известен как площадь Этуаль . Доступ пешеходов к Триумфальной арке самому осуществляется через подземный переход, чтобы избежать слияний автомобильного движения от стыков двенадцать излучающего авеню.

В 1787 году, во время строительства генерал-Farmers стены ( Стена де Fermiers Généraux ), ла Барьер Этуаль (также известный как Барьер де Нейи ) был построен по проекту Леду для коллекции Octroi налога на въезде в Париж. Стены и два здания , построенные по обе стороны от площади Этуаль были разрушены в девятнадцатом веке.

Современная площадь Шарля де Голля и проспекты , расходящиеся от него были созданы во время Второй империи Наполеона III в рамках реконструкции Османа Парижа .

Описание

Двенадцать бульваров, по часовой стрелке с севера, являются следующими:

  1. Avenue De Wagram , что называется с Второй французской империи , и бульвар Этуаль или бульвар Bezons перед
  2. Avenue Гоша : пр — де — ла — Reine-Гортензия во время Второй империи и бульвар Monceau перед тем
  3. Авеню де Фридланд со времен Второй империи и бульвар Божон перед тем
  4. Елисейские Élysées
  5. Avenue Marceau : проспект Жозефина во время Второй империи
  6. Avenue d’Iéna
  7. Авеню Клебер : пр — дю — Руа-де-Рим во время Второй империи и бульвар де Пасси , прежде
  8. Avenue Victor Hugo : проспект d» Эйлау во время Второй империи и пр де Сен-Клу до
  9. Авеню Фош : пр — дю — Буа (де Булонь) во время Третьей республики и пр де л» Императрицы во время Второй империи
  10. Авеню де — ла — Гранд-Armée во время Второй империи и пр де Нейи , прежде
  11. Avenue Карно : проспект d» Essling во время Второй империи
  12. Avenue Mac-Маон : проспект дю Принс-Жером во время Второй империи

Место является симметричным и , таким образом , имеет шесть осей:

Место Шарль де Голль (а также Триумфальная арка ) делятся между 8 — м , 16 — м и 17 — м округами Парижа :

  • Восьмых: область между авеню де Ваграм и пр Марсо
  • Шестнадцатый: область между пр Марсо и авеню де ла Гранд-Armée
  • Семнадцатый: зона между авеню де ла Гранд — Армией и авеню де Ваграм

Площадь окружена двумя улицами , образующими круг вокруг его: Рю де Presbourg и Рю де Tilsitt , которые были так названы с 1864 года, после дипломатических успехов Наполеона I , которые привели к подписанию Договора о Presbourg в 1805 году а Тильзитский мир в 1807 году.

Литература

La Place Этуаль это название романа французского писателя Модиано .

Площадь Шарль-дё-Голль-Этуаль. Place Charles-de-Gaulle-Etoile.+

About

Profile
alena_esn
Links
Tags
Memories
Navigation
Recent Entries
Archive
Friends
Profile
Share
Flag

November 2018
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30

Площадь Шарль-дё-Голль-Этуаль. Place Charles-de-Gaulle-Etoile.+ Dec. 20th, 2015 @ 09:39 am

Хотя бывают такие банльё, что всем банльё банльё. Neuilly-sur-Seine, например. Рублёвка по сравнению – картонный китч неотёсанных нуворишей.

Так вот, самая окраина Парижа — площадь Шарль-дё-Голль-Этуаль. Шарль-дё-Голль – сами знаете кто. Этуаль – «звезда». Так повелось. Когда-то здесь был холм, «бют дё Шайо» (butte de Chaillot), где сходилось восемь дорог. Получалась «Звезда» (l’Étoile de Chaillot) – простой восьмиугольный перекресток. Охотничьи угодья, далёкая провинция. К 1777 холм срыли, восьмиугольник округлили, разбили газоны, постарались облагородить Елисейские Поля. Но Париж всё ещё далеко, Елисейские Поля заканчиваются в месте, называемом сегодня Rond-Point. Десятилетием позже, в 1787 году, выстраивают очередные стены вкруг Парижа, на Площади Звезды ставят «шлагбаум» и сажают сборщика податей: ввозить в Париж товары можно лишь за определённую мзду. «Шлагбаум», конечно, красивый, окружённый двумя «элегантными павильонами» (не сохранились) — парадный въезд в Париж.

В 1806 Наполеон I велит выстроить посреди площади Триумфальную Арку, в честь себя любимого. То есть в честь побед победоносной французской армии. Но про арку подробней в следующий раз. Сейчас поспешим покончить с самой площадью.

1854 год. Вся площадь – «важный транспортный узел». Великий и ужасный барон Оссман (см. здесь и здесь) велит перекроить всю площадь заново. Дорог, выходящих к Звезде, становится уже не 8, а 12.

По «углам» авеню выстраиваются особняки в типичном французском стиле «между садом и двором» (в отличие от, скажем, стиля итальянского, где частные дома строились скорее стенами наружи и двором внутри). «Маршальские Особняки» — нарекают парижане. Не потому, что там исключительно маршалы живут, но по названиям соответствующих авеню, на «углу» которых строились: практически все носят имена военачальников или прочих военных утех, в основном наполеоновских времён (авеню Виктора Гюго в честь писателя переименовано позже). Если посмотреть на Google Map хорошо видны эти «маршальские домишки»: фасад на Площадь Шарль-дё-Голль, открытый сад – на кольцо дублирующих улиц.

И ещё если посмотреть на Google Map внимательно, можно разглядеть, что площадь действительно – Звезда. Даже две. Брусчаткой слегка отличного цвета одна звезда упирается концами своих лучей в центр расходящихся авеню, вторая – в промежутки между.

Вот тут я специально для вас подкрасила:

Ну а посреди площади стоит Триумфальная Арка. Ща мы туда пойдем!

И совершенно замечательная автобусная остановка: прозрачная, ничему не мешает.

С одной стороны – карта с маршрутами автобусов.

С другой – куча полезной информации.

Мои любимые «висячие сады» Парижа.

Помню хорошо, как приехала в таком далёком теперь 1989 году в Париж впервые, ходила пешком голодная, холодная, без копейки в кармане , восхищалась березовыми рощами на уровне шестого этажа, и думала: когда-нибудь у меня тоже будет квартира с деревьями!

По Avenue Kléber (Jean-Baptiste Kléber, 1753-1800, французский генерал) доходим до Площади Шарль-де-Голль, некогда Этуаль. La place Charles-de-Gaulle, la place de l’Étoile. Такая центральная периферия Парижа.

Шарль, пора уходить

В этот день 48 лет назад президент Франции Шарль Андре Жозеф Мари де Голль добровольно оставил свой пост

Апрель 1969-й. Париж

Студенческие бунты. Сорбонна, оцепленная полицией. Баррикады. Разбитые витрины. Исписанные лозунгами стены, и один повторяется чаще остальных: «Шарль, пора уходить«.

Так Франция отблагодарила человека, который спас ее от величайшего позора коллаборационизма и вывел в ведущие державы этого мира. Человека, которого послало ей само небо.

Первый раз в жизни генерал был растерян. «Кажется, Франция устала от меня», — сказал он нескольким соратникам, все еще остававшимся с президентом в опустевшем Елисейском дворце. Рассказывают, что секретарь, стараясь отвлечь шефа от невеселых дум, спросил, как ему удалось бросить курить. «Просто скажите это жене и друзьям, и больше не курите», — ответил генерал и, помедлив секунду, подписал указ о добровольном сложении с себя президентских полномочий.

«Люди говорят, что уходит время, а время говорит, что уходят люди» (Шарль де Голль)

Может быть, в этот момент он понял, какие чувства испытывал его союзник-соперник, друг-враг Уинстон Черчилль, еще один спаситель нации, герой, когда «благодарные соотечественники» предпочли ему серого невзрачного бюрократа.

1940-й. Лондон

Английское правительство не без удивления обнаруживает у себя под носом комитет «За свободную Францию», который, как многим тогда казалось, состоял из одного человека — ее председателя, бригадного генерала Шарля де Голля. В дипломатической переписке слово «авантюрист» обычно заменяют на более обтекаемые эпитеты — именно они и остались в архивах Форин-офис в папках, где собраны документы о превращении комитета в правительство Франции в изгнании и признании новоявленного правительства всеми державами антигитлеровской коалиции.

Генерал только что отпраздновал 50-летний юбилей. Карьера его ярка и — как бы помягче выразиться? — несколько замысловата. Аристократ. Выпускник военного училища, запомнившийся однокашникам заносчивым и невыносимо высокомерным поведением. Успел повоевать на фронтах Первой мировой, был ранен, попал в плен, пять раз пытался бежать — в отместку германцы отпустили его на волю едва ли не последним из всех военнопленных французов, через три года после перемирия. Он тут же записался инструктором в польскую армию и участвовал в интервенции в России. После войны написал несколько теоретических трудов, был замечен еще одним спасителем нации — маршалом Петеном (наше повествование богато на спасителей), тот сделал молодого аристократа своим адъютантом. И, как покажет история, это был правильный выбор. Много лет спустя адъютант, который успеет стать к тому времени президентом и назвать сына в честь своего командира — Филиппом, заменит маршалу, который успеет стать национальным предателем, расстрел на пожизненное заключение.

С Петеном он рассорился после того, как раскритиковал дорогую сердцу маршала линию Мажино — систему оборонительных сооружений, когда-то казавшуюся неприступной, но в условиях современной на тот момент войны потерявшую фортификационное значение. В отместку де Голля поставили командовать единственным в армии танковым полком. Танки были устаревшими, полк казался потешным, однако де Голль сумел превратить его в танковую дивизию.

Четвертая танковая под командованием бригадного генерала Шарля де Голля вступила в бой с наступающей по всем фронтам германской армией и на нескольких участках даже переходила в контрнаступление, но на фоне всеобщей паники и тотального отступления эти эпизоды никакой роли в общей картине разгрома не сыграли.

Франция капитулировала, генерал исчез (на родине его приговорили к расстрелу за дезертирство) и таинственным образом появился в столице воюющего Соединенного Королевства.

— Вы, генерал, воображаете себя новой Жанной д’Арк, — говорит Уинстон Черчилль.

— А вы пьете, как немецкий денщик, — не моргнув глазом, отвечает подозрительный эмигрант премьер-министру.

Только что он истребовал два выхода в эфир в день и обратился к народу со словами: «Мы, генерал де Голль, обращаемся к Франции». Так с французами говорили только короли.

Черчилль его не выносил. «Вздорный тип, вообразивший себя спасителем Франции. Невыносимый нахал, грубиян, к тому же страстный англофоб», — жаловался он в письме американскому президенту. Рузвельт, успевший составить о спасителе Франции собственное и, как можно догадаться, тоже нелестное впечатление, советовал британскому премьеру отправить «капризную невесту» губернаторствовать в колонии — подальше от Лондона. Например, на Мадагаскар.

После одной из ссор Черчилль чуть было не последовал совету: указ о депортации француза уже везли в парламент, но в последний момент политический расчет взял верх над эмоциями.

Бессменный министр иностранных дел Советского Союза Андрей Громыко оставил воспоминания о де Голле той, военной, поры. Человек «может быть» (peut-etre, фр.), де Голль редко когда говорил «да» или «нет» — он был виртуозом неопределенности. Громыко (и не он один) поражался умению генерала писать за вечер многостраничные тексты своих речей и утром произносить их наизусть без запинки.

Человек «может быть» был великим актером — наверное, величайшим из всех, кого подарила Франция этому миру.

1945-й. Париж

«Политика — слишком серьезное дело, чтобы им занимались политики» (Шарль де Голль)

Какой парадокс! Страна, по сути капитулировавшая перед Третьим рейхом и заключившая с ним партнерский пакт, оказалась в числе стран-победительниц и получила оккупационные сектора в побежденной Германии.

Существует множество свидетельств (и если какие-то из них и выдуманы, то явно не все), какое удивление вызывало у капитулировавшего германского генералитета появление долговязой фигуры главы временного правительства среди представителей стран-победительниц. «Хм, и вы здесь. » — будто бы сказал Кейтель, завидев де Голля.

А где ему еще было быть?

Де Голль виртуозно играл на противоречиях среди союзников, но был еще один гроссмейстер, который разыгрывал свою партию, — Сталин. Бригадный генерал был в этой партии пешкой, прошедшей в ферзи.

Продумывая конфигурацию послевоенного мира, верховный главнокомандующий пришел к идее, что англо-американский альянс нужно расколоть. Лучшего кандидата на эту роль, чем англо- и американофоб де Голль трудно было вообразить. Так, благодаря протекции Советов, Франция оказалась в числе стран-победительниц, вытеснив с пьедестала Польшу, и вошла в Совет Безопасности ООН — в тут пору орган, обладавший огромными полномочиями.

А радиогенерал (как называли его многочисленные враги) стал фигурой мирового масштаба.

В чем в чем, а во врагах у де Голля недостатка никогда не было. После войны их число увеличилось в геометрической прогрессии: к обойденным конкурентам из армейских кругов добавились многочисленные деятели французской эмиграции, которые уже делили портфели в освобожденном Париже и вдруг выяснили, что отныне они не у дел. Потом к ним присоединятся противники независимости Алжира, ультраправые, коммунисты во главе с Торезом, социалисты во главе с Миттераном — Франция одновременно и обожала и ненавидела своего президента.

Если бы в Книге рекордов Гиннеса была категория «Наибольшее число покушений», генерал несомненно бы обошел в номинации многих. На него покушались 31 раз. «Не обращайте внимания», — сказал он шоферу после того, как его машину в очередной раз обстреляли на загородном шоссе. Головой поплатился лишь один заговорщик — полковник ВВС Бастьен-Тьери (в составе целой банды они изрешетили президентский лимузин, но провидение спасло де Голля и на этот раз — ни он, ни первая леди не получили даже царапины). Заговорщиков поймали, де Голль заменил расстрел на пожизненное — всем, кроме главаря. «Слишком плохо стреляет для парашютиста», — объяснил он суровый приговор.

ДЕЛО О ЗОЛОТОМ МИЛЛИАРДЕ

Союзников президент де Голль отблагодарил в свойственной ему манере.

«Оппонентов я уважаю. Но терпеть их не буду» (Шарль де Голль)

Приютившей его во время войны Великобритании он заблокировал вступление в общеевропейский рынок (так аукнулись острову давнишние рассуждения Черчилля о роли Франции в Европе, столь обидные для уха главы правительства в изгнании).

Америке досталось от генерала по полной программе. Президент Рузвельт сошел в могилу сразу после войны и не мог видеть, чем отблагодарила его страну «капризная невеста». После очередного переизбрания на новый 7-летний срок в 1965 году, де Голль заявил, что страна переходит в расчетах на золотой стандарт и отказывается от доллара.

Это был удар ниже пояса.

«Золото не имеет национальности» (Шарль де Голль)

Бреттонвудское соглашение предусматривало, что любая страна может потребовать от США обменять наличные доллары на золото. Этим правом и воспользовался де Голль, установив курс в 35 долларов за унцию. Полтора миллиарда долларов в золотом исчислении — на такую сумму опустело золотохранилище Резервного банка США. Президент Эйзенхауэр всеми силами противился сделке и сдался лишь тогда, когда де Голль пригрозил выйти из НАТО, закрыть две сотни американских военных баз и выгнать из страны 30 тысяч расквартированных в ней американских солдат.

Он получил золото, но. из НАТО все равно вышел. Его идею создать в альянсе руководящий орган из трех начальников штабов — по одному от Франции, Штатов и Англии — Эйзенхауэр не принял: она ставила остальных членов альянса в унизительное положение. Де Голль обиделся — страна вышла из НАТО и объявила о стратегии национальной обороны по всем азимутам. В переводе на человеческий язык это означало, что Штаты и Англия теперь воспринимаются Парижем такими же противниками, как и Советы.

Это было в начале нового 7-летнего президентского срока. Но досидеть его до конца генералу не довелось. Студенческие бунты 1969 года не оставили генералу шансов.

. Судьба отпустила ему еще один год тихой жизни в родовом гнезде Коломбэ-де-лез-Эглиз. Он отказался от пенсии, от почестей, приводил в порядок свои архивы, вел скромную жизнь обитателя маленькой деревни, с журналистами не общался. На похоронах, по его распоряжению, были только члены семьи и самые близкие люди.

Париж, всего год назад изгнавший своего спасителя, проводил его в лучший из миров 800-тысячной толпой. Франция не умеет беречь своих героев, но умеет их хоронить.

Администрация претендента: кто станет преемником «Шарля де Голля»

Франция обнародовала планы на постройку еще одного атомного авианосца. Корабль должен прослужить до 2080 года, заменив нынешний «Шарль де Голль», единственный в своем классе. Как во Франции видят этот корабль и что от него хотят — в материале «Известий».

Преемник президента

«Шарлю де Голлю» нужен преемник. Первый шаг, который мы сделали сегодня, — стадия исследований, которая определит требования к будущему авианосцу. На это мы отводим 18 месяцев», — заявила министр обороны Франции Флоранс Парли, выступая 23 октября на открытии выставки Euronaval-2018 в Париже.

В ходе исследований будут определены конкретный перечень требований к новому кораблю, набор передовых технологий, которые потребуют развития, а также предложения по развитию производственной базы, необходимой для постройки авианосца. Стоимость этой стадии работ составит около €40 млн.

Вид сверху на авианосец «Шарль де Голль»

Конечное решение о постройке, основанное на выводах текущего исследования и межведомственных согласованиях, будет приниматься в рамках следующей программы вооружений, запускаемой с 2025 года.

Сейчас в составе французского флота один авианосец «Шарль де Голль». Этот атомный корабль водоизмещением 42,5 тыс. т был принят военными в 2001 году. Поэтому программа перспективного нового авианосца, принятая около 2003 года, именовалась PA2 — Porte-Avions 2, то есть «второй авианосец».

Несостоявшаяся коммуналка

В середине 2000-х годов французский концерн Thales был вовлечен в проект постройки британского авианосца CVF (сейчас это «Куин Элизабет»), поэтому на PA2 этот факт оказал огромное влияние — с точки зрения дрейфа к основным характеристикам «британца». Идея об унификации авианосных кораблей двух великих держав дошла до того, что PA2 начали на полном серьезе называть CVF-FR (то есть «французский CVF») и планировали максимально опираться на тот же состав участников производственной кооперации.

Поэтому в составе требований к PA2 моментально возникли компромиссные требования, подгонявшие его к облику CVF. Так, в качестве силовой установки допустили использование системы полного электродвижения на газовых турбинах, а водоизмещение, доходившее было в ранних вариантах до 75 тыс. т, упало до 58–62 тыс. т.

Авианосец типа «Куин Элизабет» (Королева Елизавета)

Однако длилось это недолго, и, несмотря на наметившееся военно-политическое сближение Лондона и Парижа, авианосцу опять задрали водоизмещение, а в 2008 году аккуратно предложили еще раз обдумать атомную силовую установку. Помешали и конфликты вокруг технического облика: Франция хотела использовать в качестве палубного самолета Rafale с катапультным стартом, а англичане проектировали «королеву» под старт с трамплина для самолетов F-35B с вертикальной посадкой.

Это уже потом, после выхода французов из договоренностей, концепция поменялась: появились F-35C, как на американском флоте, а второй корабль, «Принс оф Уэллс», уже будет построен с катапультой. Но поезд ушел, точнее — пароход уплыл.

В 2013 году «Белая книга» министерства обороны Франции четко указала, что до 2025 года никаких новых авианосцев, кроме «Шарля де Голля», не предвидится. Вопрос вроде бы был снят.

К исходной точке

Чем отличается нынешняя программа, получившая пока расплывчатое обозначение PA NG (Porte-Avions de Nouvelle Génération — «авианосец нового поколения») от PA2? Во-первых, временными рамками. Новый корабль — это не второй авианосец флота, это «второй первый»: его четко именуют сменщиком «Шарля де Голля». Сроки постройки отодвинуты максимально вперед, с расчетом ввести корабль к концу 2030-х, когда «Шарля Де Голля» планируют исключить из состава ВМС.

При этом в сентябре Парли уже намекала, что корабль может и не остаться в одиночестве: в исследования по облику и месту в боевой системе флота включен и вопрос о том, не нужен ли второй корабль такого типа.

Новый авианосец прослужит до 2080 года. В силу этого, во-вторых, технический облик корабля претерпит серьезные изменения в сравнении с проектом PA2.

Истребитель «Рафаль» готовится к взлету на борту авианосца «Шарль де Голль»

Так, в состав авиагруппы будут включаться уже не Dassault Rafale, а палубная версия самолетов шестого поколения FCAS (Future Combat Aircraft System), которую Франция не так давно решила разрабатывать совместно с Германией. Первый самолет появится по самым скромным прикидкам не ранее 2035 года. Кроме того, на корабле планируют базировать беспилотники.

Концептуальный образ того, как себе сейчас представляют FCAS, на том же Euronaval-2018 показала компания Dassault. Модель самолета под названием NGF («истребитель нового поколения»), как предполагается, является ранней версией возможного облика FCAS.

Размерения корабля — предмет исследований. Но наблюдатели пишут, что, скорее всего, по водоизмещению он ляжет в «вилку» между «Шарлем де Голлем» и «Куин Элизабет».

Силовая установка корабля опять, по словам Парли, станет предметом обсуждения, но ядерный вариант не исключается. Следует отметить, что в связи с этим проектом еще летом 2018 года начались переговоры между французскими военными и представителями США. Предмет переговоров — возможность поставки из США самых передовых образцов технологии, в том числе электромагнитных катапульт для нового авианосца.

Авианосец «Шарль де Голль»

Еще в апреле 2017 года сообщалось, что американская фирма General Atomics демонстрировала французам свои решения по элементам авиационно-технического комплекса, который она делала для авианосцев типа «Джеральд Форд» — в частности, речь шла об электромагнитных катапультах (EMALS) и турбоэлектрических аэрофинишерах (AAG).

С учетом высоких энергозатрат на это оборудование атомная силовая установка, и без того укрепившаяся на французском флоте, несмотря на огромные проблемы в эксплуатации, получает дополнительный плюс. Об этом также упомянула Парли.

Как пишут наблюдатели, этим новшества могут и не исчерпаться. Например, выбор атомного реактора подталкивают в том числе и предложения по установке оружия «направленной энергии» для обороны в ближней зоне (проще говоря, лазеров).

Каким окажется окончательный облик французского авианосца, мы еще увидим. Но уже точно можно сказать, что как минимум в этом разделе военно-морской техники Франция углубляет свое сотрудничество с США, отказавшись от наметившегося было дрейфа в сторону Великобритании. Скорее всего, можно ждать и других признаков этого сотрудничества — например, закупки ряда летательных аппаратов, в том числе палубных беспилотников (включая летающие танкеры), самолетов дальнего радиолокационного обнаружения и конвертопланов «Оспрей».

Убийство Шарля де Голля (Социализм с человеческим лицом)

Президентский портрет Шарля де Голля

Убийство президента Французской республики Шарля де Голля — теракт, осуществленный 15 августа 1964 года Самюэлем Леманом и Жилем Бюшья по заданию Секретной вооруженной организации или ОАС (OAS — фр. Organisation de l’armée secrète) во время открытия мемориала погибших в ходе освобождения юга Франции солдат на горе Фарон в окрестностях Тулона. Жертвами теракта стали не только президент де Голль, но так же еще несколько сопровождавших его лиц.

Убийство имело большой общественный резонанс и стало непосредственным прологом к событиям Парижской весны. Не смотря на то, что официальное расследование достаточно быстро установило виновных и успешно ликвидировало сеть ОАС, во французском обществе до сих пор существуют различные конспирологические теории, ставящие под сомнение выводы следствия.

Предыстория

1957—1958 годы стали времен затяжного кризиса Четвертой республики — затяжная война в Алжире, экономический кризис и невозможность сформировать устойчивое правительство привели к росту ультраправых настроений среди военных. 10 мая 1958 года четыре французских генерала в Алжире потребовали от президента Рене Коти в ультимативной форме любой ценой удержать колонию за Францией, а 13 мая в войсках вспыхнул вооруженный мятеж, организаторы которого потребовали создать «правительство общественного доверия» во главе с героем Второй Мировой войны Шарлем де Голлем. Мятежники захватили Корсику, по стране поползли слухи о готовящейся высадке в Париже парашютно-десантного полка. 27 мая президент Коти сдался и обратился к Национальному собранию с требованием избрания де Голля премьер-министром — 1 июня тот получил чрезвычайные полномочия по формированию правительства и выработке новой конституции.

Шарль де Голль на трибуне

Конституционный проект де Голля был вынесен на референдум 28 сентября — полномочия президента радикально увеличивались: отныне он единолично назначал премьер-министра и членов правительства, мог распускать парламент, на время до нового созыва получая поистине неограниченную власть, а избрание президента находилось отныне в руках коллегии выборщиков, а не парламента (в 1962 году в конституцию были внесены изменения, введшие прямые выборы президента населением). На референдуме 82,6% французов, пришедших на голосование, поддержали проект де Голля — 5 октября была образована Пятая Французская республика, 21 декабря выборщики избрали де Голля ее первым президентом и 8 января 1959 года он принес присягу.

Однако к ужасу ультраправых, которые фактически и привели его к власти, 16 сентября 1961 года де Голль признал право алжирцев на самоопределение, а 18 марта 1962 года были подписаны двусторонние соглашения в Эвиане, по которым судьбу Алжира должен был решить референдум. 5 июля была провозглашена независимая Алжирская Народная Демократическая Республика. Реакция радикалов из числа французский военных последовала незамедлительно — в мае 1960 и апреле 1961 годов в Алжире вспыхнули вооруженные мятежи, во время одного из которых главнокомандующий французской армией генерал Морис Шалль во всеуслышание заявил: «Французские войска вообще никогда не покинут Алжир!».

Генералы Жуо, Салан, Шалль и Зеллер — лидеры Апрельского путча 1961 года

В феврале 1961 года в Мадриде была сформирована радикальная террористическая организация ОАС — Секретная вооруженная организация, ставившая целью путем саботажа и убийств не допустить обретение Алжиром независимости. Первой жертвой террористов 25 января, еще до официального создания ОАС, стал Пьер Попье — лидер Народно-республиканского движения, который заявил в телеэфире, что «Французский Алжир мертв». 31 мая был убит Роже Гавури, глава французской полиции в Алжире, а летом главной целью террористов стал президент де Голль.

Покушения на де Голля

8 сентября 1961 года

Первую попытку покушения на президента предпринял Эрве Монтань — владелец небольшой страховой конторы в предместье Парижа, завербованный членом ОАС Жаном-Мари Бастьен-Тири, так же известным под псевдонимом «Жермен». Он планировал подорвать бомбу во время проезда президентского кортежа 23 июля, однако из-за того, что во время подготовки оказались поврежденными электрические батареи, без которых не сработал бы детонатор, покушение пришлось отложить. Несколькими днями позже был арестован и помещен в психиатрическую лечебницу один из участников группы Монтаня, которому была доверена на хранение бомба — покушение пришлось отложить до осени.

8 сентября в 21:45 в районе Пон-сюр-Сен бомбу все же привели в действие, однако благодаря водителю де Голля президент не пострадал. Через некоторое время все участники покушения были арестованы.

Арест участника покушения на де Голля

18 мая 1962 года

Накануне провозглашения независимости Алжира попытку устанить де Голля предприняла снайперская группа Бертолини. Ее участники планировали убить президента прямо на ступенях Елисейского дворца, для чего была выбрана удобная огневая точка — окно пятого этажа дома № 86 по улице Фобур-Сент-Оноре, из которого отлично просматривалась резиденция де Голля. Однако за два дня до намеченной даты покушения — 18 мая 1962 года — Бертолини с сообщником был арестован по наводке одного из внедренных в ОАС агентов службы безопасности.

1 июля последние руководители ОАС покинули со своими приближенными Алжир и нашли убежище в Испании. Рассеявшись по всей Европе, лидеры террористов по-прежнему искали возможности устранить де Голля, который, по их мнению, «сковывал» французскую политическую жизнь и отнимал у них всякую надежду на возвращение.

22 августа 1962 года

Неудача в Пон-сюр-Сен не остановила Бастьена-Тири и он решил организовать новое покушение. Утром 22 августа заговорщики рассчитывали перехватить президентский лимузин при въезде в столицу, однако они опоздали на несколько минут. В 19:45 Бастьену-Тири позвонил осведомитель из президентского дворца, сообщивший, что заседание правительства завершилось раньше обычно и кортеж де Голля выехал на аэродром через площадь Пти-Кламар. Террористы заняли позицию на площади — Бастьен-Тири должен был подать им знак, когда вдалеке покажется президентский лимузин, однако в наступивших сумерках заговорщики вовремя не заметили сигнала и открыли огонь уже после того, как машина проехала мимо них. Одна пуля пробила кузов и застряла в обивке, не задев президента.

Автомобиль де Голля со следами пулевых отверстий

5 сентября полиция арестовала практически всех заговорщиков. Скрыться удалось лишь Жоржу Ватену, который попытался организовать очередное покушение 15 февраля 1963 года во время выступления де Голля в Военной школе Парижа, но оказался раскрыт и вынужден был бежать из страны.

Теракт на Мон-Фарон

Новый план убийства президента был разработан в Риме Жан-Жаком Сюзини и Андре Росфельдером — они рассчитывали взорвать бомбу с дистанционным устройством во время посещения де Голлем мероприятий по открытию мавзолея павшим солдатам на горе Фарон в окрестностях города Тулона 15 августа 1964 года. Ответственным за проведение операции руководство ОАС назначило Жиля Бюшья, который должен был провезти во Францию детали бомбы. Непосредственным исполнителем теракта был выбран швейцарец Самюэль Леман — в прошлом солдат Иностранного легиона, выполнявший радиотехнические работы для ОАС. В ночь с 26 на 27 июля Бюшья и Леман исследовали ступени мавзолея, выбрав в качестве места для закладки бомбы одну из монументальных ваз, стоящих справа и слева от лестницы. В нее было заложено 25 кг взрывчатки и консервная банка с приемным устройством, после чего оба заговорщика на время вернулись в Рим.

В 16:00, в день церемонии, двое агентов Бюшья привели бомбу в действие — взрывом было убито три человека, еще нескольких ранило. В числе убитых оказался и Шарль де Голль — смертельно раненый президент был незамедлительно перевезен в Тулон, где и скончался в центральной городской больнице. Потрясенный Леман на следующий день в 5 утра сдался полиции, выдав всю заговорщицкую сеть — спустя несколько дней в руки спецслужб попал и Бюшья.

Похороны де Голля

Задуманное как пролог к возвращению членов ОАС во Францию, убийство принесло им окончательный крах — никто из французских политиков не выразил сочувствия делу террористов и даже лидеры левых, такие как Жак Дюкло, Франсуа Миттеран и Пьер Мендес-Франс, бывшие главными оппозиционерами режиму Пятой республики, осудили убийство де Голля. По всей стране был объявлен национальный траур — второй раз в истории Франции. Похоронили бывшего президента без лишней помпы 18 августа на деревенском кладбище в Коломбэ — согласно его завещанию на похоронах присутствовали только ближайшие родственники и товарищи по Сопротивлению.

Последствия

Следствие было окончено в короткие сроки благодаря показаниям Лемана. 7 августа 1965 года начался судебный процесс над заговорщиками — 5 человек, включая Бюшья, Сюзини и Росфельдера приговорили к смертной казни, четверым впоследствии наказание заменили на тюремные сроки. Лишь в отношении Жиля Бюшья смертный приговор остался в силе — 14 августа он был расстрелян в форте Иври, став таким образом последним казненным преступником в истории Франции.

Новые президентские выборы были назначены на 20 сентября 1964 года — после внесенных при де Голле конституционных поправок им предстояло стать первыми прямыми выборами главы государства с 1848 года. Временно исполняющим обязанности президента на этот период по закону стал глава Сената Гастон Моннервиль. В честь де Голля были переименованы площадь Звезды и аэропорт в Париже, близ Елисейских Полей генералу воздвигли памятник.

Самюэль Леман — убийца Шарля де Голля

Конспирологические теории

Не смотря на то, что организаторы покушения признали все обвинения, во Франции и за ее пределам существует немало конспирологических версий убийства Шарля де Голля. Обычно ставится под сомнение вывод следствия, что главным инициатором теракта выступила ОАС — авторами конспирологического направления указывается на принципиальную нереализуемость планов ультраправых по приходу к власти после убийства де Голля ввиду фактического роспуска структур ОАС после 1962 года.

В качестве одной из альтернатив официальной версии называется заговор французских спецслужб, которые раздувая страх перед ОАС решали таким образом собственные задачи. Наиболее видным представителем данной теории является Жак Шеминад, последователь американского конспиролога Линдона Ларуша, связывающий убийство де Голля с деятельностью американских и британских спецслужб, стремящихся устранить слишком независимого генерала. Другой популярной среди конспирологов версией является коммунистический заговор — основанием для нее служит знание последующих событий, явно сыгравших на руку Советскому Союзу, однако, в отличие от «заговора спецслужб», эта теория остается чисто умозрительной и явно недоказуемой. Так же свои трактовки убийства в разное время озвучивали французские конспирологи Рене Алло и Пьер Плантар, которые связывали террористов с теми или иными тайными обществами, однако их версии так и остались маргинальными.

В настоящее время во Франции общество в большинстве своем поддерживает официально озвученную версию о теракте, устроенном ОАС — социологические опросы показывают, что подавляющее большинство французов (свыше 65%) признает версию следствия наиболее убедительной.

Как и почему убрали Шарля де Голля

В 2015 году исполнится 125 лет со дня рождения и 45 лет со дня смерти Шарля де Голля – боевого генерала, прошедшего через две мировые войны и, безусловно, ставшего самой большой политической фигурой в истории Франции ХХ века. Его выдающийся масштаб – это факт, который ни у кого не вызывает сомнений. Однако при всём этом отношение к нему французов неоднозначно. И уходил он с политической сцены не триумфатором.

Первый тревожный сигнал

Как известно, Шарль де Голль, родившийся 22 ноября 1890 года в Лилле, был избран президентом Франции 21 декабря 1958 года. Соответственно, его семилетний президентский срок истекал в конце 1965 года. Президенту Пятой республики тогда было 75 лет, и, согласно конституции, должны были состояться новые выборы – всё решала расширенная коллегия выборщиков. Но де Голль, собиравшийся баллотироваться на второй срок, настаивал на всенародном избрании главы государства. Соответствующие поправки были приняты на референдуме 28 октября 1962 года, ради которого президенту пришлось воспользоваться своими полномочиями и распустить Национальную ассамблею (нижнюю палату парламента).

Выборы 1965 года стали вторыми прямыми выборами французского президента (первые, напомним, произошли в 1848 году, на них победил Луи-Наполеон Бонапарт, будущий Наполеон III).

Однако победы в первом туре, на которую так рассчитывал де Голль, не получилось. Он набрал 44,6% голосов, то есть за него проголосовали почти 11 миллионов французов. А второе место занял, получив 31,7% голосов, Франсуа Миттеран, который выступал с последовательной критикой режима личной власти президента и конституции 1958 года.

Во втором туре, 19 декабря 1965 года, Шарль де Голль всё же взял верх над Миттераном (54,2% против 44,8%), но эти выборы стали для него первым тревожным сигналом. Почему? Да потому, что большинство голосов, поданных за него, принадлежали французам старше шестидесяти, лишь 18% молодых от 20 до 34 лет показали, что разделяют идеи прошедшего горнило Второй мировой генерала.

Проблемы, проблемы, проблемы…

Прежде всего, многим во Франции не нравилась колониальная политика де Голля и то, что он допустил самоопределение Алжира. Там вспыхнуло восстание, потом – полномасштабная война за независимость. Подавить её французское правительство оказалось не в состоянии, что вызвало массу упрёков в его адрес. Ведь Алжир был не просто французской колонией. Север страны был практически европеизирован, и основные гражданские и военные должности там занимали выходцы из Европы. Де Голль в своё время пообещал им: «Алжир останется французским навсегда». Но не получилось. Не помогли ни войсковые соединения, ни спецназ, ни парашютисты из Индокитая.

В марте 1962 года Алжир получил независимость. В ответ на это последовали мятежи французской армии и ультраколониалистов, а террористическая Вооружённая секретная организация (ОАС) совершила несколько покушений на де Голля. Ни один президент не переживал столько покушений за свою жизнь, как Шарль де Голль. Их было больше тридцати! И каждый раз ему удавалось оставаться целым и невредимым. Самое громкое покушение состоялось в августе 1962 года. Автомобиль, в котором генерал ехал с женой, обстреляли автоматчики. В «ситроене» президента было потом найдено 14 пулевых пробоин, 20 пуль угодили в соседнее кафе «Трианон», 187 пуль были найдены на мостовой. Как супругам удалось при этом выжить – загадка. Де Голль был возмущён не столько самим фактом покушения (к ним он уже привык), а тем, что главарь террористов, подполковник французских ВВС Жан-Мари Бастьен-Тири, рассматривавший потерю Алжира как нечто более тяжёлое, чем потеря Эльзаса и Лотарингии, промахнулся! Отставной офицер его армии не мог не уметь стрелять, и де Голль лично подписал ему смертный приговор.

Весьма непопулярной тогда была и правительственная монополия на телевидении и радио (свободными оставались только печатные СМИ). Что же до экономики Франции, то в первые годы президентства де Голля она показала бурный рост. Франк наконец-то стал твёрдой валютой. Однако непомерно высокая роль государства в экономике привела страну к новому кризису в 1967 году. А что такое кризис? Это и рост влияния монополий, и аграрная реформа, выразившаяся в ликвидации большого числа крестьянских хозяйств, и безработица, и низкий уровень заработной платы, и недостаточная социальная защищённость, и гонка вооружений, которая привела к тому, что уровень жизни в стране стал ещё ниже.

Шарль де Голль спокоен

Две «свиньи» для американцев

Очень многие были не в восторге от антиамериканской политики де Голля, от участия Франции в гонке вооружений. А что по сути сделал де Голль? Онначал отправлять американцам наличные доллары тоннами по морю и по воздуху, требуя от США их конвертации в золото. А ведь он имел на это полное право: согласно системе валютных расчётов, которая была создана на международной конференции в американском Бреттон-Вудсе, все страны договорились, что свои валюты они будут конвертировать в доллары, а доллар, в свою очередь, должен быть обеспечен золотом. При помощи этого нехитрого трюка США прибрали к рукам валютную систему всего мира, а де Голль лишь довёл золотой запас Франции до 4200 тонн. При этом доллары он считал «зелёными фантиками» и решил устроить американцам «экономический Аустерлиц».

В результате 4 февраля 1965 года он заявил, что нужно отказаться от использования доллара в международных расчётах и вести международный обмен на основе золотого стандарта. Более того, он потребовал, чтобы США обменяли ему 1,5 миллиарда долларов на золото. И США вынуждены были обменять ему свои деньги по курсу 35 долларов за унцию. Золотой запас США понёс очень серьёзные потери. Плюс пример де Голля оказался заразительным: вслед за Францией менять свои доллары на золото потянулись и другие страны. Теперь Штатам это грозило полным крахом, и Вашингтон, признав себя неспособным выполнять требования Бреттон-Вудса, в 1971 году отменил золотое обеспечение своего доллара.

Американцы были в бешенстве. Они считали политику де Голля чудачеством выжившего из ума старика, но не догадывались, какую ещё свинью подложит им французский президент. А де Голль в январе 1963 года отказался создавать «многосторонние ядерные силы» под командованием Пентагона. Более того, в 1959 году он взял и вывел Средиземноморский флот Франции из-под командования НАТО. А потом отказал американцам в размещении атомных бомб и строительстве пусковых установок, возвратил под собственное командование войска ПВО. Плюс к тому в феврале 1966 года он объявил, что Франция полностью выходит из военной организации НАТО, и потребовал удаления с французской земли натовских баз, штабов и всего прочего, не находящегося под французским контролем.

При этом он спокойно и активно начал развивать собственную атомную программу, и в феврале 1960 года Франция провела своё первое ядерное испытание на полигоне в Алжире (с 1963 года эти испытания были перенесены на атолл Муруроа во Французской Полинезии).

Мало того, что де Голль начал резко критиковать действия США во Вьетнаме, в мае 1965 года он отозвал французских представителей из СЕАТО (South-East Asia Treaty Organization – Организация договора о Юго-Восточной Азии, в которую входили США, Англия, Франция, Австралия, Новая Зеландия, Пакистан, Таиланд и Филиппины).

«Красный май» 1968 года

Никто не думал, что 1968 год станет бунтарским. 78-летний де Голль был осторожен в высказываниях: «Мы отвергаем как тоталитарный коммунизм, так и старый эгоистичный капитализм. Мы будем искать третий путь, предполагающий не классовую борьбу, а классовый мир, – заявил он. – Мы должны стремиться к ассоциации труда и капитала». А вот это, по сути, означало: делиться надо, господа буржуи, в этом будет гарантия нашей общей безопасности. Конечно же, это многим господам не понравилось.

В довершение всё большее раздражение у французов вызывала личность самого де Голля – он начал казаться многим, особенно молодёжи, слишком авторитарным, неадекватным и несовременным политиком. Да и политические партии в большинстве своём мечтали о возвращении к парламентской системе, в которой они чувствовали себя хозяевами положения, как это было в Третьей и Четвёртой республиках.

В конечном итоге к падению администрации Шарля де Голля привели майские события во Франции 1968 года. Это были массовые студенческие волнения, а студентов во Франции насчитывалось более 600 тысяч.

Всё началось 2 мая 1968 года в Латинском квартале – парижском районе, где находились многие факультеты Сорбонны и студенческие общежития. Там вспыхнул настоящий студенческий мятеж. Учащиеся требовали открыть факультет социологии в парижском пригороде Нантер, закрытый после беспорядков, вызванных устаревшими методами образования и бытовыми конфликтами с администрацией. Начались поджоги автомобилей. Вокруг Сорбонны стали возводить баррикады. В ответ была вызвана полиция, в борьбе с которой несколько сотен студентов получили ранения. А потом к требованиям мятежников прибавилось освобождение их арестованных товарищей и полный отвод полиции. Правительство не решилось эти требования удовлетворить, и профсоюзы объявили суточную забастовку.

Когда де Голлю сообщили о беспорядках, он сначала не придал этому должного значения и ответил: «Ребячество. Это всего лишь несколько студентов, испугавшихся экзаменов». Но потом позиция генерала стала очень жёсткой: с мятежниками никаких переговоров быть не может.

В результате 13 мая профсоюзы вывели людей на мощную демонстрацию, прошедшую по всему Парижу. Над колоннами манифестантов развевались лозунги: «Де Голля – в архив!», «Пора уходить, Шарль!» Гошисты добавил к ним свои: «Вся власть студентам!», «Запрещено запрещать!», «Да здравствует мировая революция!»

Обезумевшие студенты заполнили Сорбонну. Забастовка не только не прекратилась, но и переросла в бессрочную. По всей стране уже бастовало 10 миллионов человек. Экономика была парализована. И все уже забыли о студентах, с которых всё началось. Рабочие требовали 40-часовой трудовой недели и повышения минимальной зарплаты до 1000 франков.

24 мая де Голль выступил по телевидению. Он говорил о том, что «страна находится на грани гражданской войны» и что президенту должны быть предоставлены самые широкие полномочия для «обновления» (renouveau), причём смысл этого понятия не конкретизировался. Уверенности в себе у генерала не было. Более того, наверное, впервые в жизни он выглядел растерянным.

Сергей Нечаев

Продолжение читайте в №02, 2015 журнала «Тайны и преступления»

Добавить комментарий

Adblock
detector