Бывший дворец князей Святополк-Четверинских

LiveInternetLiveInternet

Цитатник

Что мы знаем о сопротивлении несчастьям. Что мы знаем о борьбе, которую ведет другой челов.

Какой камень считали самым благородным среди всех драгоценных? Этому камню веками приписывали .

Уникальные натюрморты Андрея Аранышева Художник Андрей Аранышев родился в Ярославле в 1956 году в.

ЛАНДШАФТНЫЙ ПАРК ХУНФЭНХУ. Сверкающие на солнце озера и покрытые густой зеленью горы пр.

Натюрморты с розами ФРАНЦА МОРТЕЛЬМАНСА Не надо лилий мне, невинных белых лилий, Нетронутых .

Ссылки

Видео

Музыка

Фотоальбом

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Интересы

Друзья

Постоянные читатели

Сообщества

Статистика

Дворец Святополк-Четвертинских в Желудке́

Вторник, 20 Августа 2019 г. 07:14 + в цитатник

Дворцово-парковый комплекс в поселке Желудо́ к Щучинского района Гродненской области создан в начале XX века стараниями князя Людвига Святополк-Четвертинского. Строительство завершили в 1908 г., и до 1939 г. дворец, а также прилегающие постройки служили центром большого семейного имения.

Главный архитектор, известный польско-итальянский специалист Владислав Маркони, постарался на славу. Усадьба в Желудке – отличный пример архитектуры эклектики, в котором сочетаются постройки разных стилей. Дворец – великолепный образец нео-барокко, флигель напоминает миниатюрный средневековый замок с некоторыми чертами модерна. Ансамбль дополняют нео-готическая часовня, каменные мельница и кузница, этнографичные амбар и шинок при въезде. Все здания объединены регулярным «французским» парком с аллеями многолетних насаждений.

Первая мировая война почти не затронула Желудок. В августе 1915 г. земли были заняты войсками кайзеровской Германии, которых после ноябрьской революцию 1918 г. сменили польские части. Красная армия смогла установить Советскую власть только с конца июля по конец сентября 1920 г. По условиям Рижского мирного договора 1921 года Западная Беларусь отошла в состав Польского государства. К 1939 году «Желудокский ключ» Святополк-Четвертинских включал в себя 16500 га земли, винокуренный завод, мельницу, сушилку для семян, садовый питомник, паровую лесопилку на Нёмане, речную пристань, три кожевенных завода, больницу, четыре школы, аптеку, ветеринарный пункт, почту, телеграф, котельную и две электростанции.

Вторая мировая война для Желудка началась осенью 1939 года: к 19 сентября красноармейцы вошли в Щучинский повет, к которому относилось и местечко Желудок.
Нападение гитлеровских войск на СССР летом 1941 года было стремительным – Желудокский район был захвачен уже 25 июня 1941 года. Основатель удивительного дворца, Людвиг Святополк-Четвертинский, погиб в фашистском концентрационном лагере Освенцим 03 мая 1941 года. Посёлок Желудок сгорел почти полностью 27 июня 1941 года, по некоторым сведениям – сожжён немецкими войсками. На единственной уцелевшей улице гитлеровцы устроили еврейское гетто, большинство жителей которого были расстреляны весной 1942 года. В усадьбе Святополк-Четвертинских с 1941 по 1944 годы размещался немецкий военный госпиталь. Советская армия освободила Желудок 12 июля 1944 года. Достоверной информации об использовании дворца с 1944 по 1960 годы нам пока найти не удалось.

В начале 1960-х гг. дворец Святополк-Четвертинских был передан войсковой части противовоздушной обороны. К этому времени относятся постройки солдатского магазина, сторожек и железобетонного забора, огородившего большую часть усадьбы. Во дворце был устроен клуб, по некоторым данным здесь же проживали некоторые офицерские семьи. К 1983 году почти весь гарнизон переселили в новые казармы неподалёку. На территории оставались лишь технические службы. По словам старожилов, перед дворцом рядами стояла военная техника.

К 1992 году войсковая часть была расформирована. Усадебный комплекс передали одному из подразделений Национальной Академии Наук Беларуси, занимавшемуся вопросами механизации сельского хозяйства. Хозяйственная деятельность на протяжении более 20 лет была ограничена съёмками нескольких кинофильмов и музыкальных клипов. Наибольшую известность получила лента «Масакра» о медведе-оборотне, созданная по мотивам старобелорусских легенд. К сожалению, наибольшее разрушение дворцу и окружающим его постройкам принесло именно это время.

Летом 2014 года дворцово-парковый комплекс выкуплен в частную собственность. Согласно разрешению Министерства культуры Республики Беларусь начаты работы по противоаварийной консервации зданий и сооружений.

Вот таким было это поместье

От себя: не такое уж убитое здание. Дай Бог его восстановят и мы увидим его новыми глазами. Лишь бы не навредили.

Усадьба Святополк-Четвертинских в Желудке

Содержание:

Дворцово-парковый комплекс в поселке Желудок Щучинского района Гродненской области создан в начале XX века стараниями князя Людвига Святополк-Четвертинского. Строительство завершили в 1908 г., и до 1939 г. дворец, а также прилегающие постройки служили центром большого семейного имения.

Главный архитектор, известный польско-итальянский специалист Владислав Маркони, постарался на славу. Усадьба в Желудке – отличный пример архитектуры эклектики, в котором сочетаются постройки разных стилей. Дворец – великолепный образец нео-барокко, флигель напоминает миниатюрный средневековый замок с некоторыми чертами модерна. Ансамбль дополняют нео-готическая часовня, каменные мельница и кузница, этнографичные амбар и шинок при въезде. Все здания объединены регулярным «французским» парком с аллеями многолетних насаждений.

Летом 2014 г. начались работы по восстановлению усадьбы. Вся территория полностью открыта для посетителей. Можно приехать в любой день, прогуляться по аллеям парка, сфотографировать прекрасные здания, зайти внутрь дворца, оценить сохранившуюся лепнину, деревянные лестницы и двери, остатки мозаики и паркета. Сама атмосфера старинной усадьбы привлекает сюда романтиков и любителей утонченной старины.

Почти каждые выходные приезжают свадьбы, чтобы сфотографироваться на фоне необыкновенно красивых строений.

Западная Беларусь богата хорошо сохранившимися старинными усадьбами, и дворец Святополк-Четвертинских, возможно, одно из самых красивых мест на всей Гродненщине.

Теплая, солнечная летняя погода хороша для длительных прогулок в парке и фотографирования. Яркие золотые и красные осенние листья кленов и дубов расцвечивают парк и добавляют теплого романтизма. Строгое зимнее убранство подчеркивает выразительные линии фасадных ризалитов, а шапки снега на крышах лишь увеличивают объемные формы и скрывают следы времени. Ну а первая весенняя зелень снова скроет дворец от посторонних взглядов в глубине парка.

Добро пожаловать в усадьбу Святополк-Четвертинских в Желудке!

Ландшафтный парк и обширный музейный комплекс, объект туризма – таким мы видим дворцово-парковый ансамбль в обозримом будущем.

Дворец в Желудке получил хозяина

В первоочередные планы новых хозяев входит расчистка и облагораживание парка – эти работы уже начались, как и консервация перед зимой. Следующим шагом должен быть фасадный ремонт дворца и других зданий на территории усадьбы. К сожалению, за последние годы состояние и внешний вид зданий сильно ухудшились.

Когда-то судьбой усадьбы интересовались наследники рода Четвертинских — Изабелла Четвертинская приезжала в Желудок несколько раз. Она предлагала помощь в привлечении средств ЕС на реставрацию дворца, но тогда дело так и не сдвинулось с мертвой точки.

Сейчас территория усадьбы и дворец открыты для посетителей каждый день с 10.00 до 17.00 — надо лишь позвонить сторожу по номеру, указанному на проходной. Каждый посетитель должен расписаться о соблюдении мер противопожарной безопасности в журнале. За первую половину августа дворец посетили 176 туристов.

Дворец в Желудке был построен в 1908 году по проекту итальянского архитектора Маркони в стиле необарокко. Здание получило большую известность, когда Андрей Кудиненко снял там фильм «Масакра». Вскоре дворец появился и в короткометражке «Дом» Артема Лобача, а также в одном из клипов Алены Ланской. Кроме дворца, на территории есть еще пять зданий: флигель и две хозпостройки ХІХ века, бытовое помещение и проходная, построенные уже в советское время. В парке растет 78 деревьев.

История Желудка и усадьбы

Поселение Желудок впервые появляется в летописных источниках в конце XIV века. Само название означает «маленький жёлудь», ударение в слове Желудок – на последний слог. По берегам речки в этом районе в средние века росли дубы, засыпавшие ее берега желудями; так, сначала река стала Желудянкой, а затем и поселок на ней получил название Желудок.

Желудок – один из старейших населённых пунктов Великого княжества Литовского. Уже в 1490 году самим великим князем Казимиром здесь был построен первый деревянный костёл. В течение XVI века государственные земли вокруг посёлка постепенно передавались в управление, а затем – и в наследственное владение шляхты. Желудок входил в состав имений разных династий: Полубинских, Ласких, Сапегов, Фрацкевич-Радзиминских, Тизенгаузов.

К 1690 году «Желудокский ключ», принадлежащий Казимиру Фрацкевичу-Радзиминскому, насчитывал 226 домов и считался одним из крупнейших шляхетских поместий в белорусском Понёманье.

В 1706 году Желудок стал штаб-квартирой шведского короля Карла XII на время блокады Гродно. По мнению многих историков, это показатель высокого уровня экономического развития.

В начале XVIII века Александра, дочь Давида Фрацкевича-Радзиминского, вышла замуж за Михаила Тизенгауза, наследственного графа Священной Римской империи. Так Желудок перешел в собственность рода Тизенгаузов – потомков немецких крестоносцев из Прибалтики, связавших свою жизнь с Великом княжеством Литовском, – и оставался в их владении почти 200 лет.

В 1835 году Германция Тизенгауз вышла замуж за Северина Уруского и передала Желудок в качестве приданного.

К 1854 году в имении был построен действующий и поныне величественный каменный костел Вознесения Пресвятой Девы Марии, в котором перезахоронили предков Германции. Этот памятник архитектуры стиля позднего классицизма сохранился до наших дней.

После того как дочь Северина Уруского, Мария, вышла замуж за князя Владимира Святополк-Четвертинского, «Желудокский ключ» перешёл во владение этой фамилии. Однако, пока была жива графиня Германция, она считалась владелицей Желудка. Именно ее называет Памятная книжка Виленской губернии на 1891 году в качестве владелицы местечка. Так что вполне можно утверждать, что именно Тизенгаузы около 200 лет владели Желудком и окрестными землями.

Читайте также  Англиканская церковь Св. Луки

К началу XX века Желудокские помещики жили в небольшом одноэтажном доме, не сохранившемся до наших дней. Для князей Святополк-Четвертинских, ведущих своё происхождение от самого Рюрика, основателя княжеской, впоследствии царской династии, это строение было слишком мало.

В 1907 году сын Владимира Святополк-Четвертинского Людвиг начал строительство роскошного дворца в стиле нео-барокко, проект которого создал известный польско-итальянский архитектор Владислав Маркони. В величественный комплекс, помимо дворца, входили регулярный парк, флигель, мельница, пруд и ряд вспомогательных построек. Строительство завершили в 1908 году, и до 1939 года дворец, а также прилегающие постройки служили центром большого семейного имения.

Первая мировая война почти не затронула Желудок. В августе 1915 г. земли были заняты войсками кайзеровской Германии, которых после ноябрьской революцию 1918 г. сменили польские части. Красная армия смогла установить Советскую власть только с конца июля по конец сентября 1920 г.

По условиям Рижского мирного договора 1921 года Западная Беларусь отошла в состав Польского государства. К 1939 году «Желудокский ключ» Святополк-Четвертинских включал в себя 16500 га земли, винокуренный завод, мельницу, сушилку для семян, садовый питомник, паровую лесопилку на Нёмане, речную пристань, три кожевенных завода, больницу, четыре школы, аптеку, ветеринарный пункт, почту, телеграф, котельную и две электростанции.

Вторая мировая война для Желудка началась осенью 1939 года: к 19 сентября красноармейцы вошли в Щучинский повет, к которому относилось и местечко Желудок.

Нападение гитлеровских войск на СССР летом 1941 года было стремительным – Желудокский район был захвачен уже 25 июня 1941 года. Основатель удивительного дворца, Людвиг Святополк-Четвертинский, погиб в фашистском концентрационном лагере Освенцим 03 мая 1941 года. Посёлок Желудок сгорел почти полностью 27 июня 1941 года, по некоторым сведениям – сожжён немецкими войсками. На единственной уцелевшей улице гитлеровцы устроили еврейское гетто, большинство жителей которого были расстреляны весной 1942 года. В усадьбе Святополк-Четвертинских с 1941 по 1944 годы размещался немецкий военный госпиталь. Советская армия освободила Желудок 12 июля 1944 года. Достоверной информации об использовании дворца с 1944 по 1960 годы нам пока найти не удалось.

В начале 1960-х гг. дворец Святополк-Четвертинских был передан войсковой части противовоздушной обороны. К этому времени относятся постройки солдатского магазина, сторожек и железобетонного забора, огородившего большую часть усадьбы. Во дворце был устроен клуб, по некоторым данным здесь же проживали некоторые офицерские семьи. К 1983 году почти весь гарнизон переселили в новые казармы неподалёку. На территории оставались лишь технические службы. По словам старожилов, перед дворцом рядами стояла военная техника.

К 1992 году войсковая часть была расформирована. Усадебный комплекс передали одному из подразделений Национальной Академии Наук Беларуси, занимавшемуся вопросами механизации сельского хозяйства. Хозяйственная деятельность на протяжении более 20 лет была ограничена съёмками нескольких кинофильмов и музыкальных клипов. Наибольшую известность получила лента «Масакра» о медведе-оборотне, созданная по мотивам старобелорусских легенд. К сожалению, наибольшее разрушение дворцу и окружающим его постройкам принесло именно это время.

Летом 2014 года дворцово-парковый комплекс выкуплен в частную собственность. Согласно разрешению Министерства культуры Республики Беларусь начаты работы по противо-аварийной консервации зданий и сооружений.

«Мы просто хотели его спасти». Как во дворце из «Масакры» встретились настоящие князья и новые хозяева

На окраине небольшого Желудка сохранилась, пожалуй, самая киношная усадьба Беларуси: здесь снимали «Масакру», «Киндер-Вилейское привидение» и короткометражку «Дом». Она — часть дворца, родового гнезда князей Святополк-Четвертинских. В минувшее воскресенье двадцать потомков когда-то богатого и известного рода приехали в Беларусь, чтобы познакомиться с нынешними хозяевами старинного комплекса и вспомнить о своих предках.

Сцена первая. Историческая

Желудок — один из самых старых городов ВКЛ. В 1490 году здесь уже был построен деревянный костел.

Местечко кочевало от рода к роду: Сапеги, Францкевич-Радзиминские, Тизенгаузы, которые начали возводить здесь эту, частично сохранившуюся до нашего времени, усадьбу, и, наконец, Святополк-Четвертинские, которые и построили здесь большой дворец. Правда, князья постоянно жили в Варшаве, а в Желудок приезжали лишь на летний сезон.

— Здесь даже не было проведено отопление. Оно просто было не нужно, — говорит князь Альберт Станислав Четвертинский, внук последнего хозяина усадьбы Людвига Четвертинского.

Большой дворец был построен в начале ХХ века по проекту архитектора Владислава Маркони в стиле модерн. Святополк-Четвертинские слыли рачительными хозяевами, которые внедряли в своих угодьях современные и новаторские технологии.

Правда, без конфликтов с местными жителями не обошлось. Так, в 1905 году крестьяне отказались признавать исключительное право князей на пастбища и леса. Потом князь Четвертинский сорвал строительство православной церкви в местечке. Конфликтовали, в общем, и чудили. Имение Святополк-Четвертинских, которое называлось «Желудокский ключ», к 1939 году включало более 16 тысяч га земли, сушилку для семян, садовый питомник, паровую лесопилку на Немане, речную пристань, больницу, котельную и электростанцию.

Сам городок был достаточно большим и богатым населенным пунктом. Здесь в конце ХIX века был построен солидный каменный костел, а местная парафия считалась одной из самых крупных на территории Беларуси и насчитывала 9700 верующих. В то же время в городке работала синагога, а центр был застроен каменными домами. Часть старинной планировки сохранилась до нашего времени. Раз в год в Желудке проходили крупные лошадиные ярмарки. По отчетам царских чиновников того времени, оборот достигал 20 тысяч рублей. В 1902 году в имениях Желудок и Липично (здесь усадьбу строил сын Людвига и отец Альберта Станислава) была установлена первая в регионе телефонная связь. С 1908 года в местечке было открыто Товарищество мелкого кредита — первое банковское учреждение на территории современного Щучинского района.

В 1939 году все резко изменилось, и Людвиг решил в срочном порядке покинуть свой «ключ» — но не успел и был схвачен советской властью. Правда, потом князя отпустили. Погиб Людвиг в Освенциме 3 мая 1941 года. В усадьбе же во время войны был немецкий госпиталь, потом дворец передали советским военным, и здесь располагалась часть противовоздушной обороны. К 1983 году почти весь гарнизон переселили в новые казармы неподалеку. На территории оставались лишь технические службы.

В 1992 году войсковая часть была расформирована. Усадебный комплекс передали одному из подразделений Академии наук, занимавшемуся вопросами механизации сельского хозяйства. Более 20 лет дворец пустовал, здесь снимали фильмы, сюда приезжали туристы, а большой усадебный дом постепенно разворовывали. Именно за последние два десятилетия имение больше всего и разрушилось, и сейчас оно в аварийном состоянии.

Недавно усадьбу продали бизнесменам из России.

Сцена вторая. Ностальгическая. Тихие улочки на окраине Желудка, костел и поселковая больница

Представители рода Святополк-Четвертинских не приезжали в Желудок почти 70 лет. Но о своей усадьбе всегда помнили. О возвращении имения не думали, вернее, говорят, понимали — это вряд ли возможно, да и уже не нужно. Тем более несколько лет назад потомки получили от польского правительства по специальной программе компенсацию за изъятые земли. Альберт говорит, что хоть сумма была небольшая, но каждый наследник получил какие-то деньги.

Первой в Желудок стала ездить его сестра — Изабелла. Она работала медсестрой и была Дамой Мальтийского ордена. Женщина стала помогать местной больнице и всегда заезжала во дворец. Еще 20 лет назад она предлагала несколько вариантов сохранения усадьбы, даже собиралась найти деньги на ее восстановление, но с условием: треть необходимой суммы должна выделить Беларусь.

Изабелла и Альберт. Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

— Однако тогда ничего не получилось, ее идеи не были реализованы и, к сожалению, усадьба и дальше разрушалась. Я же приезжаю сюда в шестой раз и вижу, какой она была еще 10 лет назад и как выглядит сейчас. Нам бесконечно жаль, что дом в таком состоянии, — сетует Альберт.

В поселковой больнице в воскресенье открыли уголок памяти Изабеллы, которая умерла в 2017 году. Именно на это мероприятие после долгого поиска потомков и пригласили представителей княжеского рода. Они подумали, быстро организовались и приехали из Канады, Бельгии и Польши. Многие из Четвертинских в Желудке были первый раз. Посетили больницу, прогулялись по старинным улочкам местечка.

— А я вас памятаю, вы ж у мяне начавалі. Памятаеце, з раніцы яечніцу рабіла, смачная была? — говорит Альберту местная жительница Данута Календа. Женщина проводит импровизированную экскурсию для гостей по костелу и вспоминает, что «астатні пан был харошы». Даже подарил ей, тогда маленькой девочке, книжку про князей. И она рассматривала картинки, читала по несколько раз на дню про историю рода Четвертинских, а потом книжка куда-то потерялась.

Альберт улыбается и обещает приехать еще раз и обязательно зайти в гости.

Сцена третья. Современная и грустная

Князь Альберт Станислав Четвертинский сидит в тени деревьев напротив главного входа усадьбы. На поляне перед ним бегают дети, о чем-то переговариваются на французском, смеются и просят взрослых рассказать про дворец. Для них дом — просто интересный объект и новые декорации для игр. Для Альберта — навсегда утраченное родовое гнездо.

Читайте также  Городской музей античного искусства

И пусть он говорит, что ничего ценного в усадьбе уже нет, все-таки время от времени грустно посматривает на дом. И хоть он сам не жил во дворце, в отличие от сестры Изабеллы, которая провела здесь первые пять лет жизни, кажется, он вспоминает или, скорее, придумывает, какой бы была его жизнь в стенах этой усадьбы.

— Ничего семье Четвертинских уже не надо — вот только кроме герба, который возвышается над главным входом, — говорит князь.

И то, хоть герб и представляет историческую ценность, Четвертинский считает, что настоящее значение картуш имеет только и исключительно для его семьи — как память о некогда могущественном и богатом роде.

Князь Альберт так и не зайдет внутрь усадьбы: он будет долго сидеть в саду, смотреть на здание, улыбаться, махать рукой внукам, которым в качестве исключения разрешили войти в здание, — и вдруг, с легкостью переходя с польского то на английский, то на французский, начнет рассказывать о том, что его бабушка была необычайно красивой женщиной, сожалеть, что она умерла в 1949 году и некому было рассказать подросшему поколению о том, как жилось в Желудке.

Четвертинские познакомились и с нынешней хозяйкой усадьбы — Софьей Гавриловой: усадьбу продали на аукционе в 2014 году за почти 90 тысяч долларов.

— Мы приехали вас благословить, — улыбается Альберт и расспрашивает женщину о том, что она собирается делать с дворцом.

Хозяйка лишь вздыхает — все оказалось труднее и тяжелее, чем виделось в начале пути.

Семья Гавриловых профессионально занимается туризмом: они владеют фирмой в Москве и гостиницей в Риге. Новые хозяева планировали сделать в белорусской усадьбе музей и гостиницу. В условиях аукциона не было ограничений по времени введения в эксплуатацию усадьбы. Единственное условие — это охранные обязательства: все работы должны согласовываться с Минкультом.

За время, прошедшее с покупки, расчистили заросший старинный парк, провели консервационные работы. В прошлом году починили часть крыши — во время дождя второй этаж здания очень сильно заливало. Также Гавриловы зарегистрировали фонд, на счета которого можно перечислить деньги на реставрацию усадьбы. Планировалось, что, когда дворец отреставрируют, попасть в него все желающие смогут бесплатно, пока же вход на территорию имения стоит 4 рубля.

— Деньги идут на оформление документов — это оказалось дорого и небыстро, — говорит Софья. — Мы делаем, что можем. Мы просто хотели его [дворец] спасти.

Однако с такими темпами работ в усадьбе не согласились в прокуратуре: ведомство собирается инициировать судебный процесс и вернуть дворец государству. Пока же приняли решение об ограничении посещения здания из-за его аварийного состояния. Туристов внутрь не пускают. Исключением стали Четвертинские. И то — только после прохождения специального инструктажа.

— Если у нас заберут усадьбу, жалко не будет. Понимаете, она была в гораздо худшем состоянии, чем сейчас. И очень сложно работать, когда постоянно находишься под прессом: заберут — не заберут. Вкладывать сюда большие деньги? А завтра дворец будет не наш? — говорит Софья.

Альберт внимательно слушает, качает головой.

— Нам скоро уезжать… Но мы вернемся и что-нибудь придумаем, — говорит Альберт.

Он медленно идет по старинному заросшему парку и несколько раз оборачивается. Усадьба, будущее которой неопределенно, исчезает за деревьями.

Старинная усадьба Четвертинских в деревне Желудок

В поселке Желудок (ударение на последний слог), который находится в Щучинском районе Гродненской области, располагается старинная усадьба Беларуси начала XX века. Она была построен в 1908 г. по заказу князя Людвига Святополк-Четвертинского польско-итальянским архитектором Владиславом Маркони.

Общая информация об усадьбе в Желудке

Усадьба в Желудке – яркий пример архитектурной эклектики. В ней сочетаются элементы различных стилей: сам дворец выполнен в стиле необарокко, флигель имеет черты средневековых замков и элементы модерна, рядом же располагается неоготическая часовня.

Эта усадьба Гродненской области находится недалеко от города Щучин (с автовокзалом с прямым сообщением с Гродно). Несколько раз в день ходит автобус. Для путешествующих на машине публикую карту с точкой.

На въезде в усадьбу в Желудке стоят амбар и шинок, также на территории имеются каменная мельница и кузница. Территория усадьбы представляет собой парк во французском стиле со множеством аллей.

История усадьбы Четвертинских

До 1939 г. здесь было большое семейное имение Святополк-Четвертинских. В советские времена старинную усадьбу Беларуси сделали частью завода горячего шинкования «Конус», расположенного в Лиде. При этом на территории появилась проходная и новое бытовое помещение в дополнение к хозяйственным постройкам XIX века. Все эти годы усадьба ветшала и приходила в упадок.

Когда-то она была такой.

Известность и внимание усадьбе Четвертинских в Желудке принесли съемки в нескольких фильмах и клипах. Режиссер Андрей Кудиненко снимал здесь свой фильм «Масакра», а Артем Лобач – короткометражку «Дом». Также усадьба Святополк-Четвертинских в Желудке появлялась в одном из клипов певицы Алены Ланской.

А теперь вот такая…

После распада СССР встал вопрос о реставрации имения. Интерес к этому проявляла Изабелла Четвертинская, наследница рода Четвертинских, первых хозяев усадьбы в Желудке. Она приезжала в Желудок без претензий на право собственности и предлагала помощь в привлечении средств Евросоюза на реставрацию. Однако треть затрат должна была взять на себя Беларусь. К сожалению, проект поддержки не получил…

Новая жизнь усадьбы в Желудке

В областном территориальном фонде государственного имущества усадьба в Желудке числилась как административно-лабораторный комплекс, и подходящего покупателя, который привел бы ее в порядок, искали долгие годы.

В 2010 г. завод «Конус» предлагал продать усадьбу Гродненской области местному бизнесмену по минимальной цене для создания здесь гостиницы и ремесленных мастерских. Однако и эта попытка не увенчалась успехом.

Несмотря на запустение, смотрится потрясающе!

Наконец, в 2014 г. дворцово-парковый ансамбль в Желудке был продан семье Гавриловых из Москвы, которая намерена организовать здесь туристический комплекс. (Кстати, четырьмя годами ранее еще одним российским предпринимателем была куплена усадьба в деревне Краски).

О ходе реставрационных работ в настоящее время ничего не известно. Внешне (по фото) особых следов реставрации я не вижу. Усадьбу в Желудке приезжают посмотреть в свободном порядке как отдельные путешественники, так и небольшие группы. Молодожены иногда выбирают эту усадьбу Гродненской области для съемок свадьбы – получаются эффектные фотографии. Но все это никак не относится к инициативе новых хозяев. Если вам что-нибудь известно о реставрации и дальнейшей судьбе усадьбы Четвертинских, напишите мне, пожалуйста, буду очень благодарна.

Дворец Четвертинских

Мы приехали в городской поселок Желудок уже в сумерках и дворец Четвертинских уже был закрыт для посещения. Оставалось только постоять у забора и уехать не с чем. Кто-то другой вероятно так бы и поступи, но не мы. Нужно было найти способ попасть внутрь. Возле входа на территорию дворца были указаны телефоны смотрителя и, несмотря на поздний час, мы решили позвонить.

Благодаря таланту нашего специалиста по связям с местным населением, смотритель согласилась прийти и пустить нас внутрь усадьбы. Буквально через 10 минут, расписавшись в журнале посещений, мы были в парке перед дворцом Четвертинских.

Жаль, что эти таблички не мешают некоторым людям разрушать то немногое, что осталось от нашей истории.

В сумерках дворец смотрится очень загадочно, не зря тут снимался белорусский фильм ужасов «Масакра». Если честно, то фильм совершенно не страшный, но посмотреть его всё таки стоит, чтобы еще раз насладиться этим красивым местом. Кроме дворца в Желудке, в фильме можно увидеть часовню-усыпальницу Рейтанов, там мистический дух чувствуется ещё сильнее.

Для фотографий “с рук” уже темно, хорошо что есть штатив. Без него было бы невозможно сделать даже эти немногие фотографии.

Пока я вожусь с фотоаппаратом, смотрительница открывает центральный вход дворца. Когда оказываешься внутри, первое, что бросается в глаза — это шикарная лестница. Жаль, что нехватка времени и «плохой» свет не позволяют сделать хорошие снимки.

От лестницы идем осматривать первый этаж. Вот только смотреть почти не на что — мебели нет, от изначальной отделки тоже мало что осталось. Теперь тут только стены непонятного цвета. И пустые дверные проемы.

Из былой роскоши осталась лепнина, ну и конечно лестница. Несколько лет назад дворец Четвертинских был выкуплен семьей из России. Но никаких изменений, кроме появления смотрителя, это не повлекло. Главное, чтобы новые хозяева не решили сделать в дворце “евроремонт”.

Дворец и так достаточно пострадал, когда тут хозяйничали советские военные. Эта сцена, скорей всего, появилась именно во время их присутствия в усадьбе. Возможно дворец Четвертинских использовался как клуб.

Говорят, что усадьба пострадала и от кинематографистов, которые во время съемок устроили тут небольшой пожар. Его можно увидеть в финальной части фильма.

Читайте также  Где находится Нашик в Индии

Осмотрев первый этаж идем наверх. Лестница нереально крутая.

Второй этаж такой же пустынный. Разница только в не заколоченных окнах. Как видно по следам на стенах, статус исторической ценности не помешал мародерам снять проводку.

Вот и всё что мы успели увидеть в этом необыкновенном месте. Напоследок делаем совместную фотографию нашего маленького клуба путешественников. Получилось очень антуражно.

Дворец Четвертинских в Желудке просто создана для “мистических” фотосессий. Прощаясь, смотрительница рассказала, что дворец особенно красив осенью и пригласила нас приехать ещё раз.

От такого приглашения очень трудно отказаться. Говорим большое спасибо, бросаем последний взгляд на усадьбу и уезжаем, с твердым решением обязательно сюда вернуться.

На этом закончился первый день нашего путешествия по Беларуси. Осталось только доехать до места нашей ночевки, немного отдохнуть и утром отправиться дальше за новыми впечатлениями и фотографиями.

Понравилось? Жми чтобы поделиться с друзьями.

А ещё ты можешь подписаться на наш Instagram и Twitter!

Ну, и, конечно, заходи почаще к нам на сайт и читай. У нас ещё много всего интересного.

Москвич

Дом недели: особняк Святополк-Четвертинского на Поварской улице

«Старинный двухэтажный дом кремового цвета помещался на бульварном кольце в глубине чахлого сада, отделенного от тротуара кольца резною чугунною решеткой… »: сюда Михаил Булгаков вселил МАССОЛИТ, учреждение, возглавляемое несчастным Берлиозом, героем «Мастера и Маргариты».

Здесь же у него по прихотливым изгибам, подъемам и спускам здания, под сводчатыми потолками, расписанными лиловыми лошадьми с ассирийскими гривами, сновали и толпились литераторы, в том числе поэт Двубратский, беллетрист Бескудников, критик Абабков, новеллист Иероним Поприхин, Загривов, автор популярных скетчей, Настасья Лукинишна Непременова, сочиняющая батальные морские рассказы под псевдонимом Штурман Жорж. Далее из текста знаменитого романа читатель узнает, что «некогда домом владела тетка писателя — Александра Сергеевича Грибоедова».

По одной из версий, прообразом МАССОЛИТа писателю послужил особняк, выстроенный Борисом Владимировичем Святополк-Четвертинским на Поварской (дом 50/53, стр. 1).

Поварская ул., 1902 г.

Князь представлял древний литовский, польский, затем русский род. Четвертинские числили себя родственниками чуть ли не Рюрика. Сама же фамилия образовалась от вотчины Четвертня на Волыни, а род впервые упоминается в исторических документах 1388 года, хотя, если быть точными, легенды хранят имя Святополка Окаянного, отрицательного персонажа, организатора убийства братьев — князей Бориса и Глеба. Борис Владимирович приходился внуком отважному герою 1812 года, полковнику Борису Антоновичу Святополк-Четвертинскому.

Особенного следа в истории владелец дома на Поварской не оставил, разве что сам дом, которому досталась бурная жизнь. Борис Владимирович увлекался разведением лошадей (предпочитал орловских рысаков) в подмосковном имении Успенское близ Звенигорода, доставшемся ему в качестве приданого жены, Веры Александровны Араповой. К слову, от первого брака та имела двух дочерей, из которых старшая, Анастасия, вышла замуж за финляндского барона, офицера российской армии Карла Густава Эмиля Маннергейма, в 1944 году ставшего президентом Финляндии.

Борис Святополк-Четвертинский, подыскивая место для московского особняка, нашел его близ Новинского бульвара, где некогда кончался город. Узкий участок неправильной формы в 680 квадратных саженей проходил вдоль западной границы парадного двора усадьбы барона, историка и коллекционера Михаила Львовича Боде-Колычева. Князю удалось уговорить Боде продать землю, ничем важным не застроенную, и они стали соседями. Проект Святополк-Четвертинский заказал архитектору Петру Самойловичу Бойцову (1849–1918).

Интерьер ЦДЛ

Об авторе уникальных построек, декораторе, «ученом рисовальщике» публикации редки, нет мемуаров и архива и ранее отсутствовали отдельные исследовательские труды, посвященные творчеству зодчего, причем довольно плодовитого. Что говорить, если до нас не дошло ни одного портрета или фотокарточки архитектора. Тем более радостно, что Издательский дом Руденцовых только что выпустил книгу «Петр Бойцов» в серии «Архитектурное наследие России», написанную уважаемым историком архитектуры Марией Нащокиной, по крупицам собравшей сведения и факты и наконец более или менее полно сложившей биографию героя.

Выпускник (1870) живописно-декорационного отделения Императорского Строгановского училища технического рисования Бойцов не получал свидетельства о праве на производство строительных работ. Да, по-видимому, эту проблему он обошел, раз на проектных листах стоит росчерк Бойцова в статусе архитектора и подпись: «Проектировал и строил».

Мнения о месте рождения Петра Самойловича расходятся. Есть предположения о его нижегородском происхождении, но Нащокина убеждена: Бойцов — москвич. Женился герой книги в 31 год, и весьма удачно. Его избранница, Аделаида-Луиза Шмидт, приходилась сестрой Павлу Шмидту, наследнику респектабельной мебельной фабрики, обслуживающей частных клиентов и получающей жирные государственные заказы. К примеру, мебелью Шмидта были обставлены все вокзалы Николаевской железной дороги между Санкт-Петербургом и Москвой. Поскольку Павел Шмидт также имел звание «ученого рисовальщика», с Бойцовым они, вероятно, познакомились в Строгановке. Их дружеские отношения скрепились родством и взаимовыгодными заказами, которыми творческие работники поддерживали друг друга. Павел Шмидт в свою очередь упрочил собственное положение женитьбой на Вере Морозовой, дочери крупнейшего промышленника Викулы Морозова, и, решив строить семейное жилище на Пресне, прибегнул к архитектурным дарованиям шурина.

Интерьер ЦДЛ

На рекламной фотографии фабричной продукции Шмидта многие годы красовалась ярусная в завитушках жардиньерка, по рисунку Петра Бойцова исполненная из дерева и металла. «Ученый рисовальщик» выдвинулся в непревзойденного мастера особняков и крупных загородных ансамблей. Сравнительно быстро зодчий нашел собственный язык. Набив руку на замках в викторианском стиле и дворцах в стиле французского Ренессанса, он ловко поймал тренд, предложив ответ русскому запросу на размах, роскошь и неизбывное подражание Европе. Обслуживая аристократию и купечество, мастер архитектурной эклектики не только виртуозно воплощал идею имитации под исторический стиль в объемной композиции, но одним махом телепортировал подмосковную или нижегородскую свою клиентуру непосредственно в Европу, в сказочные, готические или ренессансные интерьеры. В то, о чем она, собственно, и мечтала.

После венчания молодожены Бойцовы предприняли длительное обзорное путешествие, побывав в Италии, Франции. И этот grand tour доставил немало впечатлений и для Бойцова имел важный профессиональный опыт и смысл. Сотрудничество со Святополк-Четвертинским пришлось на период его творчества, невероятно насыщенного заказами, «этап рыцарских замков».

Интерьер ЦДЛ

В подмосковном имении Успенское (начало 1880-х) Бойцов построил для князя особняк, как бы сошедший со страниц романа Вальтера Скотта, например «Айвенго», мгновенно ставший диковинкой в окрестностях Звенигорода. В московском же доме Святополк-Четвертинских на Поварской архитектор использовал язык форм, присущий временам королей Франциска I или Генриха IV (1589–1610), то есть эпохе французского Ренессанса, сформировавшегося под влиянием фламандского барокко. Наследник польских кровей этой витиеватой образностью решил как бы напомнить о годах расцвета рода Четвертинских в Речи Посполитой, совпадающих с периодом правления упомянутых монархов.

Фасад автор проекта щедро отделывает тарусским мрамором и кирпичом двух оттенков — красного и светло-серого, чем, конечно, выделяет новое строение среди классических усадеб с колонными портиками и послепожарных домиков с мезонинами, коими пестрил район. Крыша крылась металлической черепицей. Парадный вход украшался барочными завитками валют, повторяя мотивы замков близ Луары. В картуше прежде был герб Святополк-Четвертинских, где на красном поле изображался Георгий Победоносец, поражающий дракона, серебряный полумесяц, пронзенный мечами и шестиконечная звезда.

Внутреннее убранство Бойцов интерпретировал в сугубо готическом стиле со всем его тезаурусом — остроконечными пинаклями, цветными витражами, стрельчатыми порталами, винтовыми лесенками, потайными дверцами и, разумеется, резным камином. В отделке стен и кессонированных потолков было отдано предпочтение дубу и ореху. Надо ли говорить, что вся мебель тут выполнена по рисунках Бойцова на фабрике Шмидта? Увы, князь Борис Владимирович не успел в полной мере насладиться своим владением. В августе 1890 года Святополк-Четвертинский внезапно скончался. Вскоре вдова и ее дочери через аукцион продают недвижимость графине Александре Андреевне Олсуфьевой, статс-даме императрицы Марии Федоровны, гофмейстерине великой княгини Елизаветы Федоровны, жене генерала от кавалерии, известного филолога Алексея Васильевича Олсуфьева.

Алексей Васильевич был очень дружен с поэтом Афанасием Фетом, а среди его главных трудов числится биография римского поэта Марка Валерия Марциала. Кроме того, граф Олсуфьев был известным масоном, нередко проводившим балы и собрания в особняке на Поварской. В гостиной дома чудом уцелела бронзовая скульптура юноши-сеятеля, характерный масонский символ трех фаз человеческой жизни и трех царств природы, а также формулы «Правильно думать, правильно говорить, правильно делать». Примечательно, что масонское прошлое здания получило продолжение в 1995 году, когда здесь была зарегистрирована Великая ложа России.

После революции Олсуфьевы обосновались в Италии, особняк национализировали, где ненадолго устроили Академию вольной духовной культуры, заседания которой вел философ Николай Бердяев, пока в таинственные готические пространства не вселили сотрудников подотдела детских учреждений при ВЦИК.

В 1932 году творение Петра Бойцова по просьбе Максима Горького передали Центральному Дому литераторов, ЦДЛ (выведенному Булгаковым как МАССОЛИТ), в стенах которого исключали из Союза писателей Бориса Пастернака.

С 2004 года особняк Святополк-Четвертинского, где ныне располагаются Московский столичный клуб и ресторан, хранит статус объекта культурного наследия регионального значения.